Полцентнера букв от Ineile

Волшебница неторопливо шла по мощёной серыми каменными плитами улице, а мысли её неслись с бешеной скоростью. Первое, самое очевидное – надо готовиться к спешному отъезду. Неизвестно, сколько отпущено Императору, лучше начать готовиться к наихудшему варианту. Отправить Алекса в какую-нибудь близлежащую деревеньку купить лошадей – верхом у них будет больше шансов уйти. Второе – переговорить с Эльной. Завтра выходной, но учитывая грядущие экзамены и особое отношение некоей Лины Инверс-Габриев к некоей Эльне ке Лаальне, то подозрений не у кого не возникнет. А ежели и возникнет – то скорее всего это случилось бы в любом случае. Итак, Эльна. Вряд ли она согласится с судьбой, уготованной ей родителями и властолюбивым братцем Эникея, она – маг до мозга костей, она поймёт и тоже будет готова уходить. Нага… вряд ли с ней что-либо случится. Предупредить её надо, а дальше пусть решает сама. Впрочем, она говорила, что после экзаменов собирается уходить, надо только рассказать ей кое-что из того, что сама сегодня узнала. А потом… Потом будь, что будет.

 

— Лина…

Встревоженный голос Гаури вывел волшебницу из задумчивости. Оказалось, она почти дошла до дома, и её вышли встречать.

— Лина, что случилось? Ты такая… мрачная.

Волшебница глубоко вздохнула, и со вздохом прислонилась к надёжной широкой груди.

— Много чего. Идём домой. Надо кое-что обсудить… и начинать собирать вещи.

 

Пламя в камине уютно потрескивало, создавая иллюзию безмятежности. Лина уселась в кресло, Гаури и Алекс устроились на медвежьей шкуре у её ног.

Молчание длилось долго, пока наконец рыжеволосая волшебница не решилась нарушить тишину и заговорила:

— Мартина была права. Морис фон Медиган решил заполучить власть. Кронпринц Дени и его сын, принц Руис, мертвы.

— Ш-шабронигдо задери… – прошипел Алекс, стукнув кулаком по полу.

Гаури пожал плечами, и после некоторого раздумья спросил:

— Это конечно, отвратительно, но… каким боком это касается нас? Почему ты так мрачна?

Лина криво усмехнулась. Давно сгинули те времена, когда дурацкие вопросы Гаури дико раздражали её – и помогали сбросить напряжение в критических ситуациях. Увы, теперь вопросы дурацкими быть отчего-то перестали. Или перестали казаться, что, похоже, не слишком влияет на положение дел.

— Влияет, и ещё как. Потому что права и Нага. Пьер – младший сын Мориса фон Медигана, его старший брат женат на чужеземке, и если сам Пьер женится на аристократке Империи с родовым деревом толщиной с баобаб, то позиции Мориса внутри страны окрепнут. Но он не женится. Эникей фон Медиган согласился с моими доводами, и дал разрешение на преждевременное изъятие Эльны из Академии, невзирая на предварительную договорённость Мориса с её родителями.

Волшебница замолчала, потёрла лицо ладонями. Вздохнула.

— Значит, так. План действий таков. Алекс – когда я скажу, отправляешься в какую-нибудь деревеньку по главному тракту по направлению к морю, и покупаешь там четырёх лошадей. Верхом нам будет быстрее. А потом едешь в городишко, откуда письмо отправлял, и ждёшь нас там.

— Понял. Сделаю.

— Дальше. Гаури, у тебя сколько долгов по сменам?

Воин почесал затылок.

— Кажется, на неделю наберётся… Где-то так приблизительно.

Лина кивнула.

— Хорошо… Тогда – договорись со сослуживцами, чтобы в любой момент тебя подменили. Главное – постарайся не вызывать подозрений…

— Ничего, — беззаботно отмахнулся тот, — я скажу что у нас с тобой ростбифный месяц!

Лина издала сложносочинённый горловой звук… и покраснела. Алекс тихонько похрюкивал в зажимающие рот собственные ладони. Волшебница несколько раз перевела взгляд с одного на другого, тихо прошипела сквозь зубы, душераздирающе вздохнула… и продолжила инструктаж.

— Завтра днём я отправляюсь переговорить с Эльной. Вы в это время пересматриваете всё в доме и прикидываете, что взять надо обязательно, а с чем можно и проститься без особых сожалений. После этого – сидим, не дёргаемся, ждём вестей от Императора. И готовимся в любой момент сорваться с места и мчаться куда подальше. То бишь – побыстрее в направлении Сейруна.

О планирующемся помимо прочего разговоре с заместителем Ректора Лина не упомянула – что-то ей подсказывало, что сведения, которые он должен ей передать, касаются сугубо вопросов магии…

— Итак?..

— Вопросов нет! – покачал головой Алекс. – Если, конечно, ты, мама, не утаила от нас ничего такого, что может впоследствии выйти нам боком.

Лина мрачно покосилась на сына и вздохнула – проницательностью его Золотая Владыка не обделила…

— Лина?.. – знающий её лучше, чем кто-либо, Гаури мгновенно ощутил перемену в её настроении и насторожился.

Волшебнице оставалось толком вздохнуть – и объясниться. Иначе ведь не отстанут. Времена, когда один-единственный грозный взгляд ДажеДры заставлял трепетать окружающих, возвращаться не торопились…

— Император помимо всего прочего попросил меня заглянуть на огонёк к заместителю Ректора, чтобы тот передал мне кое-какие бумаги. Думаю, они относятся исключительно к магии. Возможно, какие-то исследования Академии, или ещё что-либо. Не знаю я!

Последние слова Лина почти выкрикнула, сопроводив их злобным зырканьем по сторонам. Впрочем, особого эффекта это не произвело – мужчины были погружены в свои мысли, не слишком реагируя на мимические упражнения волшебницы.

— Хм… – неопределённо промычал Алекс, — мам, а ты в этом заме уверена? То есть – ты его хорошо знаешь, можно от него ждать какой-либо подлянки?

Лина одарила его мрачным взглядом.

— Во-первых – то, что я о нём знаю, можно охарактеризовать как «прям как полёт Драгон Слейва». В замы выбился, потому что хозяйственник отменный и исследователь неплохой. Политику ненавидит и держится от неё елико возможно дальше. А во-вторых – бумаги он передаст по распоряжению Императора, которому лично обязан. А в-третьих – не забывай, с кем имеешь дело. Может, за эти десять лет я и разленилась немного, но прежних навыков не утратила. Если я захочу выйти из Академии, удержать меня не смогут. Рефлексов не хватит.

Последние слова были сопровождены недоброй усмешкой. В недрах души почтенного преподавателя медленно, но верно просыпался Враг Всего Сущего.

Алекс довольно хмыкнул, Гаури пробормотал нечто напоминающее молитву во здравие рассудков окружающих. Лина посмотрела сначала на одного, потом на другого, и неожиданно для самой себя зевнула.

— И то верно, — поднялся на ноги Алекс. – Не знаю, как у вас, а у меня день начался рано и выдался весьма насыщенным. А завтрашний день обещает быть ещё веселее. Так что выношу на обсуждение предложение ложиться спать.

— Я – за! – сразу же высказался Гаури, готовый спать когда угодно и при каких угодно обстоятельствах (за исключением караульных смен сейчас и постов у ночного костра в бурном прошлом). Лина только пожала плечами и потянулась.

— Ничего не имею против. Завтра предстоит как следует побегать, так что нелишним будет отоспаться впрок.

Встав на ноги, волшебница коротким заклинанием загасила огонь в камине и направилась к лестнице вслед за Алексом. Гаури последовал за ней.

 

Утро встретило пробудившихся безветрием и безоблачным небом, на котором безраздельно властвовало солнце. Ночь прошла, против ожиданий, спокойно, никакие сны не нарушали покоя, и проснулись все трое в относительно хорошем настроении.

Первым проснулся всегдашняя ранняя пташка Алекс. Немного пошуровав в кухонных шкафах и подполе, он соорудил себе вполне приличный завтрак и, оставив большую часть снаряжения дома, отправился на базарную площадь пособирать курсирующие там слухи. Сделал это он по собственной инициативе, но в правильности принятого решения почти не сомневался. Привыкший путешествовать и общаться большей частью с простыми людьми, Алекс решил разузнать, сколько и какого качества информации о состоянии дел Императорского Двора проникло за пределы Дворца и особняков знающих людей.

Неожиданности начались на втором проснувшемся – им оказался всегдашний засоня Гаури. Немного поудивлявшись этому факту, он не стал утруждать себя готовкой, и отбыл в «Толстого мага», где по утрам готовили разнообразные омлеты и горячие бутерброды. После любимой таверны он направился в казармы, попутно припоминая, кто и сколько смен ему должен.

Таким образом, Лина проснулась в гордом одиночестве. Немного подивившись создавшейся ситуации, она на некоторое время засела в ванной, где вволю отмокла в горячей воде и немного привела сонные мысли в порядок. Некоторое время она решала, что же надеть. С одной стороны – визит к заместителю Ректора всё же несёт какой-то налёт официальности. С другой же – закончиться этот визит может и дракой с последующим бегством… Хотя сие и нежелательно – ведь потом надо зайти в студенческий корпус к Эльне. В итоге волшебница остановилась на простом и удобном синем платье – которое в случае чего не жаль будет экстренно укоротить. Заплетя волосы в косу, и уложив её вокруг головы, Лина сочла свой внешний вид волне удовлетворительным и спустилась на первый этаж.

 

А на первом этаже пахло прошлым. Лина и сама толком не поняла, почему сознание присвоило этому запаху такой странный эпитет. Пахло кофе, всего лишь навсего кофе, но почему же этот запах кажется пришедшим из далёких, сгинувших в пучине лет тревожных, опасных, страшных – но отчего-то с каждым годом всё более драгоценных лет, когда их команда была в сборе… Когда они вчетвером, впятером, вшестером – были вместе против целого мира – и побеждали. Когда они были вместе.

Вместе.

Встряхнув головой и сменив мечтательную улыбку на лёгкую усмешку, Лина вошла на кухню, уже понимая, кого там застанет.

И не ошиблась.

За столом, раскачиваясь на стуле и попивая кофе, сидел, как ни в чём ни бывало, Кселлос.

— Доброе утро, госпожа Лина!

Волшебница покачала головой, и отодвинув стул у противоположной стороны стола, уселась на него.

— Ну, доброе, хотя я сомневаюсь, что и день будет таким. Тебя долго не было видно, Кселлос. С чем пожаловал?

Таинственный Священник, по совместительству – четвёртый по силе в мире монстр, допил кофе, ещё пару раз качнулся на стуле и на мгновение приоткрыл один глаз – коротко блеснуло аметистом и снова погасло.

— Вы не очень вежливы, госпожа Лина. С чего бы так?

Волшебница вздохнула. Старинный знакомый ни капельки не изменился – хотя как и насколько меняются монстры?

— Первое – последние сутки на меня одна за другой сыпались новости, одна другой «веселее». Второе – из прошлого опыта я знаю, что твоё появление предвещает значительные неприятности. Вывод из этого ты, думаю, и сам в состоянии сделать.

Кселлос повёл себя вполне ожидаемо. Склонив голову набок, он изобразил глубокую задумчивость – правда, короткую. Спустя пару мгновений он поднял голову и широко улыбнулся.

— Понял! Вы думаете, что я здесь замешан? Ну… пожалуй, вы правы!

Лина медленно выдохнула воздух через нос, рука сама собой сжалась в кулак. Как именно изменилось лицо, волшебница не видела, но по-видимому, довольно впечатляюще.

Явно впечатлённый сими переменами, монстр поспешно отклонился немного назад и замахал руками.

— Правда, откровенно говоря – гораздо меньше, чем вы подумали и ещё меньше, чем мог бы! Поверьте, в этот раз я совершенно искренен!

— Ну да, ну да… – недоверчиво протянула Лина. – Мы оба отлично знаем друг друга, так что давай обойдёмся без твоих обычных увёрток, а? Практикуй их на ком-нибудь другом. А мне, пожалуйста, внятно объясни, что тебе тут надо  и как ты во всём этом замешан.

И, видя, что Кселлос уже открыл рот, добавила:

— А если я услышу «это секрет», то кое-кто схлопочет Рагна Блейдом по голове.

Кселлос закрыл рот. Некоторое время помолчал. Снова на мгновение приоткрыл один глаз, снова прищурился. Вздохнул. И начал рассказывать.

— Перво-наперво сообщу – к смерти Сейрунского Первосвященника я не имею никакого отношения – старик помер сам, я ему не помогал. Второе и главное – единственное, чем я влиял на ситуацию – это подвёл Мориса фон Медигана к мысли, что налаживать династические контакты надо с Севером страны. Так он склонялся к Югу и фон Далтам, а после парочки распущенных слухов и подменённой аналитической сводки направил свои взоры на Север.

Волшебница приподнялась и тихо зарычала. Фиолетововолосый монстр вздрогнул и поспешил продолжить:

— Госпожа Лина, не делайте преждевременных выводов! Дослушайте до конца!

Закладка Постоянная ссылка.

Ineile

Алая Сфера - мой любимый мир, я пишу большой-большой фик, и баловалась переводами по мелочи...

8 комментариев: Полцентнера букв от Ineile

  1. Ineile пишет:

    Гаури, не знаю, дошла ли до Вас моя ПМ-ка, судя по всему — нет… но обустроили Вы всё отлично))) Я сама ни за что бы не додумалась до страничек) Постараюсь в ближайшее время дописать следующую часть, и может быть — и разобраться в настройках) Извиняюсь за очередную порцию бреда.
    Алёксан, я в вас заранее разочарована. Для выяснения причин и следствий перевоплощения форума в блог есть отдельная тема, и вовсе не обязательно было засорять пост с моим творчеством. Хоть бы для приличия можно было оставить комментарий к моим трудам.

    • Гаури пишет:

      нет, не дошла, там сейчас небольшой баг есть
      доходят только новые приватки, а ответы на старые — нет
      пофиксю в ближайшие несколько периодов времени

      и если ты хочешъ написать нескольким человекам — вполне логично оставить несколько комментариев
      по одному в ответ на каждый вопрос

  2. Алёксан пишет:

    Это такая замена ряду разделов форума, что ли?

    • Гаури пишет:

      это их логическая эволюция
      тут гораздо лучше можно организовать каталогизацию и обсуждение же

      но главное, конечно же, чтобы её кто-нибудь таки организовал =)

      • Алёксан пишет:

        Скажите прямо, что вы обиделись настолько сильно, что будете писать это здесь из принципа.

        • Гаури пишет:

          скажу прямо: заебали обижающиеся искальщики обиженности

          и кстати, писать матом у нас не запрщено, но и не рекмендуется к овсеместному употреблению
          запрещаются только срачи и прямые оскорбления

      • Алёксан пишет:

        Кстати, а как сейчас на сайте авторизоваться?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.