Полцентнера букв от Ineile

— Поступил в Академию в более старшем возрасте, чем это обычно практикуется. Умён, хитёр, осторожен. Подловат, доносит на своих товарищей, и при этом достаточно ловок, чтобы его не могли поймать на горячем. Как маг средний, ближе к слабому. Драгон Слейв ему не осилить, но с его специализации в области шаманской магии, конкретнее – в воздушной – ему он и не нужен. Хорошо владеет логикой и риторикой – в этом я убедилась на личном опыте. Последние несколько дней донимает меня малопонятными разговорами. Экзамены, скорее всего, сдаст, особенно если среди экзаменаторов не будет меня. За девушками увивается, но крайне умеренно. Думаю, всё.

Эникей молча кивнул, и некоторое время сидел, не шевелясь и прикрыв глаза, явно обдумывая сказанное. Лина несколько минут наблюдала за ним, не вмешиваясь в его мысли, но потом, когда её терпение истощилось, рискнула задать вопрос:

— Ваше Величество, мне позволено будет поинтересоваться причинами вашего внимания к племяннику?

Император вздохнул и поднял взгляд, встретившись глазами с волшебницей.

— Позволено. Утром или днём грядущего дня Морис собирается просить Почтеннейшего Ректора позволить ему забрать Пьера из Академии. Как понимаете, не сдав экзаменов, не пройдя посвящения и не получив плаща, он не будет считаться полноправным магом Гильдии, и сохранит все права члена правящего дома. И дети его будут иметь право на престол…

Лина вздрогнула. В голове её как будто вспыхнула молния, мысли понеслись вскачь, мгновенно соединяя казалось бы несовместимое, сводя воедино различные события и детали головоломки.

— Несколько часов назад в гостинице «Белый пёс» остановились Петронис и Одона ке Лаальне.

Император опустил морщинистые веки, и Лина с какой-то неожиданной остротой вдруг осознала, насколько же он стар…

— Да… Мне сообщили об этом. Эльна ке Лаальне – ваша любимая ученица?

Лина коротко кивнула, усилием воли загнав поглубже поднимающуюся в душе злость.

— Да. И будущая наследница моих знаний.

Глаза старого императора расширились, а руки судорожно стиснули подлокотники кресла.

— Госпожа Лина… Вы ведь говорите… Вы говорите не о…

Глаза волшебницы наоборот, сощурились. Голос её прозвучал негромко, вроде бы мягко, но от него повеяло почти физически ощутимой жутью.

— Вам это известно? Откуда?

Эникей коротко передёрнул плечами.

— Я прожил долгую жизнь, и у меня было много знакомств. Среди них был и ваш знакомый…

Линины глаза стали напоминать узенькие щёлочки, она уже открыла рот, но сказать ей не дали.

— Резо, Красный Священник.

Увидев, как расслабилась в кресле рыжеволосая волшебница, император перебил сам себя:

— Вы… ожидали кого-то другого?

Лина кивнула, и, видя, что её ответа всё ещё ждут, заговорила, стараясь не слишком вдаваться в подробности:

— У меня в силу прежнего образа жизни было много куда более странных и таинственных знакомств, чем у вас, Ваше Величество. Один из этих знакомых отличался – и, думаю, и сейчас отличается – редкостной вездесущностью. Не думаю, что создавшаяся ситуация прошла мимо его внимания, и ни капельки не удивлюсь, если встречусь с ним в ближайшее время.

— Понятно… То есть, мне не понятно почти ничего, но, как я понял, свои тайны вы собираетесь хранить свято. Ладно, оставим эту тему. Поговорим о насущном. Как я понял, вы против отзыва Эльны из Академии?

— Именно. Против. И если потребуется, — Лина никогда не страдала особым пиететом перед коронованными особами, у неё вообще были серьёзные проблемы с чувством почтения к авторитетам, и сейчас она тоже не стала плести долгих словесных кружев, — я просто уеду в Сейрун и заберу её с собой.

Эникей покачал головой.

— Похоже, права приказывать вам у меня уже нет… Тогда я буду вас просить. Позвольте девочке решать самой. Поймите, представители рода ке Лаальне пользуются огромным уважением, они последние потомки Старой Династии! Если брат будущего императора женится на ней, то север страны будет поддерживать престол почти во всех начинаниях!

Лина выслушала его тираду, не дёрнув бровью. Благодаря информации, полученной от Наги, новость о семье Эльны не стала для неё сюрпризом, и не затмила собой другой факт. Весьма и весьма настораживающий факт.

— Брат будущего императора?..

Следующее мгновение стало для волшебницы мгновением шока. По морщинистой щеке старого императора скатилась слеза.

— Утром мне сообщили о гибели Дени и Руиса. Вроде бы случайной, но что такое случайность…

Волшебница охнула, резко расцепила руки и ударила сжатыми кулаками по коленям. Эникей фон Медиган дрожащей рукой смахнул слезу и продолжил:

— Наследников кроме Мориса и его сыновей, у меня больше нет.

Лина схватилась за голову.

— Золотая Владычица!..

Старый император опустил голову.

— Теперь вы понимаете… Слухи всё равно пойдут, как бы не работали тайные стражники. Семья жены Мориса по уши в связях со Внешним Миром, Леон женат на чужачке… Если Пьер женится на коренной имперке, принадлежащей вдобавок к Старой Династии, то многие рты закроются сами собой.

Лина вздохнула. Сколь бы черства и жестка они ни была, не дрогнуть сердцем от ТАКОГО взгляда было сложно. Очень сложно. Но… Опустив глаза, она заговорила:

— Наверное, вы сочтёте, что я полностью безразлична к судьбе Империи, Ваше Величество, но… Поймите и вы. Наследников кроме Эльны у меня нет. Мой сын, к сожалению, а может быть, и к счастью, не унаследовал моего дара. Он слабый маг. Все десять лет, проведённых в Академии, я искала кого-нибудь достаточно сильного и даром, и духом, чтобы передать ему свои знания. За все эти десять лет не появилось никого, кроме Эльны.

Волшебница подняла взгляд.

— Никого, кто был бы достоин – и способен понять – знания о Повелителе Кошмаров.

Эникей вздрогнул.

— Даже так?.. Вот, значит, что вы хотите ей передать… Признаться, я до последнего момента не верил. Я надеялся, что всё же ошибаюсь, и мы с вами говорил о разных вещах…

Лина покачала головой.

— Надежда – далеко не самое умное чувство. И оправдывается оно редко. А что до этой магии – то она вовсе не то, что кажется на первый взгляд. Я и сама поначалу изрядно заблуждалась, только позже поняв и приняв истину. Простите меня, Ваше Величество, но Эльну я Пьеру и политике не отдам. Слишком много я заплатила за свои знания, чтобы позволить им умереть вместе с собой.

— Вы собираетесь умирать, госпожа Лина? – хмуро спросил Эникей фон Медиган – и куда девалось его подавленное настроение? В кресле вместо практически уничтоженного горем старика вновь сидел Император.

— Нет, — покачала головой волшебница, — но весь мой прежний опыт говорит о том, что некоторые вещи порой случаются неожиданно. И если есть хоть малейшая возможность к этим неожиданностям подготовиться, то лучше это сделать. И я намерена это сделать.

— Намерены… И побоку все и всё… Знаете, а ведь сейчас я говорю с Линой Инверс почти что тридцатилетней давности.

Лина только усмехнулась.

— Знаю. За последние пару часов вылезло достаточное количество прежних привычек и навыков, чтобы не удивляться вашим словам. А если прибавить к этому полученные сегодня письма, то пожалуй, стоило бы удивиться отсутствию чего-либо подобного…

— Что-то происходит?.. – осторожно спросил император, нахмурившись.

— Происходит, Ваше Величество.

Лина глубоко вздохнула, и откинулась на спинку кресла, скрестив руки на груди. Посмотрев в глаза собеседнику, Лина продолжила:

— Что-то надвигается. Нечто серьёзное. Причём сигналы потупили из трёх разных источников. Два – тревожные, и один – обнадёживающий. Я не знаю, имею ли право рассказывать вам подробности, многое из этого нельзя понять, не пережив… Но то, что вскоре что-то произойдёт, я почти не сомневаюсь. И хочу, чтобы кто-то был у меня за спиной. Кто-то, знающий и умеющий столько же, сколько и я. И кандидатура на роль этого «кого-то» одна – Эльна ке Лаальне. Несиловых аргументов, кроме этого у меня больше нет. Я прошу вас понять ситуацию, и пойти мне навстречу. Мне небезразлична Империя, я прожила здесь почти десять лет, но ещё более небезразличен мне этот мир, где я живу уже более сорока лет. И за него я буду драться любыми методами.

В беседке повисла тишина. Густая, неподвижная, отстранённая. Два человека сидели рядом, но словно бы на разных концах света. У каждого были свои убеждения, и каждый был готов за них сражаться. У старика была Империя, у средних лет женщины – друзья, ученица и мир. Он отступать не хотел, она – не собиралась.

Молчаливый поединок взглядов. Выцветшие, некогда бывшие ярко-голубыми глаза – против алых.

Прошла ещё одна минута полного молчания – только потрескивало пламя свечи.

А затем старик глубоко вздохнул.

— Значит, тогда остаются фон Далты. Агнесса фон Далт. Не слишком умна, не слишком красива. Впрочем, здоровье как у дракона, так что не всё так плохо.

Лина только кивнула, принимая информацию к сведению. О фон Далтах она знала – как не знать богатейших и влиятельнейших аристократов Юга Империи?  Для неё сейчас имело значение только одно – Эльна свободна от политических игрищ. Волшебница уже собралась благодарить императора, когда он снова заговорил. И заговорил совсем другим тоном.

— Госпожа Лина Инверс! Мне хотелось бы сообщить вам ещё несколько вещей. И кое о чём попросить. Первое. Будь на вашем месте кто-нибудь другой, я ни за что бы не поменял своих планов. Но о том, что происходит с существами, которых вы записали во враги, мне известно достаточно. Второе. Мне осталось жить не более месяца – я слишком стар, и маги со жрецами, как вы сами понимаете, ничего с этим поделать не могут. Я подозревал, что мне не удастся убедить вас отпустить вашу ученицу, хотя и надеялся на обратное. Морис уже имеет предварительную договорённость с её родителями, и я не уверен, что успею изменить это. Поэтому – озвучиваю свою просьбу. Если всё же события развернутся не самым благополучным образом – не делайте резких движений. Просто тихо соберите самое необходимое – и покиньте Столицу, а потом и Империю. Вот подорожная – с ней вас пропустят, даже если начнётся война.

Эникей фон Медиган коснулся столика в определённом месте, и в гладкой до этого момента крышке появилось прямоугольное отверстие. Достав оттуда тубус, он подтолкнул его к волшебнице, слушавшей его с напряжённым вниманием, и продолжил:

— Завтра утром зайдите к заместителю Ректора – сам Ректор уже давно пляшет под дудку Мориса, но заместитель многим обязан лично мне. Он передаст вам ещё кое-какие бумаги. Это всё. Прощайте, госпожа Лина. Это были неплохие годы. Идите, я не выношу долгих прощаний, да и смысла нам нет так прощаться.

Лина медленно взяла в руки тубус и, посидев ещё пару секунд, поднялась на ноги.

— Наверное, вы правы, Ваше Величество. Хотя и жаль, что это так. Это были хорошие годы, вы правы. Только вот боюсь, я не была рождена для покоя. И за десять лет, проведённых в нём, мне, возможно, ещё придётся заплатить.

Император покачал головой. Что-то уходило из него, из его души. Возможно, это были злость и горечь.

— Тогда удачи вам, госпожа Лина. Да хранят вас боги.

— Прощайте, Ваше Величество. Да смилуется над вами Золотая Владыка. Попросите кого-нибудь сказать гвардейцу, чтобы не ждал меня – я отправлюсь своим способом.

— Ему скажут. И всё же, кто это – Золотая Владыка?

Лина улыбнулась. Как же порой слепы бывают люди… Не видят очевидного.

— Та, кого вы так боялись. Повелитель Кошмаров.

Брови старика взлетели вверх, но он ничего не сказал, лишь махнул рукой. Лина поклонилась и вышла на площадку, закрыв за собой дверь. И последним, что услышал Эникей фон Медиган, было…

— Рей винг!

Лина не захотела вновь бродить по саду и аристократическим кварталам — больше всего ей хотелось поскорее попасть домой… Нет. Не больше всего. Домой ей хотелось, и сильно. Но больше всего ей хотелось почувствовать на лице ветер.

На землю она спустилась далеко за пределами аристократических кварталов, в небольшом тёмном закоулке. Небольшая, но весьма толстая кошка с мявом шарахнулась из-под ног волшебницы, когда та выходила на улицу, освещённую огнями магических фонарей. До дома оставалось ещё пара кварталов, и Лина решила пройти их пешком, чтобы немного привести мысли в порядок.

Закладка Постоянная ссылка.

Ineile

Алая Сфера - мой любимый мир, я пишу большой-большой фик, и баловалась переводами по мелочи...

8 комментариев: Полцентнера букв от Ineile

  1. Ineile пишет:

    Гаури, не знаю, дошла ли до Вас моя ПМ-ка, судя по всему — нет… но обустроили Вы всё отлично))) Я сама ни за что бы не додумалась до страничек) Постараюсь в ближайшее время дописать следующую часть, и может быть — и разобраться в настройках) Извиняюсь за очередную порцию бреда.
    Алёксан, я в вас заранее разочарована. Для выяснения причин и следствий перевоплощения форума в блог есть отдельная тема, и вовсе не обязательно было засорять пост с моим творчеством. Хоть бы для приличия можно было оставить комментарий к моим трудам.

    • Гаури пишет:

      нет, не дошла, там сейчас небольшой баг есть
      доходят только новые приватки, а ответы на старые — нет
      пофиксю в ближайшие несколько периодов времени

      и если ты хочешъ написать нескольким человекам — вполне логично оставить несколько комментариев
      по одному в ответ на каждый вопрос

  2. Алёксан пишет:

    Это такая замена ряду разделов форума, что ли?

    • Гаури пишет:

      это их логическая эволюция
      тут гораздо лучше можно организовать каталогизацию и обсуждение же

      но главное, конечно же, чтобы её кто-нибудь таки организовал =)

      • Алёксан пишет:

        Скажите прямо, что вы обиделись настолько сильно, что будете писать это здесь из принципа.

        • Гаури пишет:

          скажу прямо: заебали обижающиеся искальщики обиженности

          и кстати, писать матом у нас не запрщено, но и не рекмендуется к овсеместному употреблению
          запрещаются только срачи и прямые оскорбления

      • Алёксан пишет:

        Кстати, а как сейчас на сайте авторизоваться?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.