Полцентнера букв от Ineile

— Кто-то собирался брать меня в охапку?

Гаури на мгновение замер – а потом одним прыжком оказался рядом с Линой и осуществил недавно озвученное намерение. Подхватил её на руки, закружил.

— Я собирался!

Лина обняла его за плечи – а если быть честной с самой собой – то за шею. Плечи у Гаури широченные, поди обхвати. За шею удобнее держаться, она чаще попадается под руки, да и шептаться в процессе проще. Волшебница немного подтянулась, воин наклонил голову – и теперь никто, кому могло вздуматься проследить за ними, не мог заподозрить в шепчущейся парочке заговорщиков.

— Эльну я предупредила, она сейчас побежала собирать вещи. Алекса после звона не видел?

Гаури ещё раз крутанул её и, остановившись, зашептал её в ухо.

— Нет. Он вообще сегодня ушёл первым. Думаю, он уже за воротами. Я все дела закончил. А ты?

— Я тоже. Идём домой – на сборы потребуется время.

— Хорошо.

Гаури опустил её на землю, обнял за плечи, и со стороны абсолютно довольная друг другом и окружающим миром пара направилась к боковым воротам. На пути им никто не встретился, да мог ли – в разгар выходного? Боковые ворота проводили их устремлёнными вдаль взглядами и молчанием крылатых кошек-Стражей, и Академия осталась у них за спиной.

В прошлом.

Они шли по прямой как луч улице молча, переживая заново каждый шаг, сделанный по мощёным каменными плитами дороге. Здесь они прожили десять лет… И теперь уходили навсегда.

Лине неожиданно вспомнилась совсем другая дорога – окружённая лесом дорога, ведущая к Атласу. Они шли по ней точно так же… сколько же лет про шло с той победы над Шабронигдо?.. Много. Много воды утекло, и они стали другими. Интересно, если бы она тогда знала, чем всё обернётся – ввязалась бы в ту историю?.. А, кому она врёт. Ввязалась бы как миленькая. Даже если бы знала, что есть Гига Слейв?.. На губы волшебницы наползла усмешка. А то нет…

— Лина?..

Голос Гаури вырвал её из размышлений, вернув в реальный мир.

— Что случилось?

— Ну… – воин пожал плечами. – Ты не очень хорошо улыбалась.

Лина вздохнула, подумала чуть и подняла глаза, встретившись с ним взглядом.

— Гаури, как думаешь, тогда, много лет назад, когда мы только-только встретились – могло всё повернуться по-другому? Могла та история со статуэткой и воскрешением Шабронигдо повернуться как-то иначе?

На лице Гаури отразилось искреннее, невероятное недоумение:

— А разве что-то могло пойти по-другому?

Лина ещё раз вздохнула, опустила веки и прислонилась головой к надёжному плечу. В этом весь Гаури – сослагательное наклонение его, как и историю, не волнует. Улыбнувшись, Лина окончательно вернулась в реальность.

— А почему мы стоим на месте?..

— Ну… Мы пришли.

Лина мысленно дала себе оплеуху за невнимательность. Они действительно стояли у крыльца своего дома.

Подняться по лестнице, открыть дверь, повесить плащ на оленьи рога. Такие обыденные действия совершаются каждый день, и всегда проходят незамеченными – как и остаются незамеченными шаги по привычному пути. Но порой, в особенные дни, всё меняется. Волшебные и горькие слова «в последний раз».

В последний раз они поднялись по лестнице. В последний раз открыли дверь и зашли в дом. В последний раз повесили плащи на служившие вешалкой оленьи рога. В последний раз осмотрели прихожую.

Обнявшись снова и прижавшись друг к другу тесно-тесно, чтобы пройти в дверь, они вошли в гостиную. Сейчас в ней всё осталось всё так же, как и прошедшим вечером. Скомканный плед на диване, немного сдвинутая медвежья шкура у камина, письма на столике… Именно они стали последней каплей, пробившей стену. Пробившей и впустившей в тихий и мирный мирок ветер.  Буйный, неистовый ветер, вечный спутник их странствий. Лина и Гаури улыбнулись друг другу и разжали объятия. Им предстояло много дел…

Час спустя тихий и порядочный дом семейства Инверс-Габриев форменным образом стоял на ушах. Все шкафы были подвергнуты безжалостному распахиванию и ещё более безжалостной инспекции. Всё, без чего можно было хоть сколько-нибудь обойтись, отбрасывалось в сторону. Одежда, безделушки, украшавшие дом и служившие напоминанием о различных праздниках – всё возвращалось обратно на полки. Лина рассталась с большей частью книг по магии – точнее говоря – почти со всеми. В прежней жизни она не полагалась на них, предпочитая собственную память, и теперь, когда эта жизнь готовилась снова предъявить на волшебницу свои права, собиралась вернуться к прежним привычкам.

Гаури в этом плане было проще – меч, одежда, доспехи, одеяло, различные мелочи, необходимые в дороге – он собрался быстро и теперь пытался помогать – и изрядно мешался под ногами ( или руками?), пока нервничающая Лина не рявкнула на него и не прогнала вниз – ожидать Эльну. Мечник удрал, а волшебница вытащила из шкафа свой старый походный костюм. Благодаря заклятиям он отлично сохранился, и его вполне можно было носить, но… Лину мучили чернейшие подозрения, что этот костюм местами ей будет мал…

Погладив старую верную одежду, волшебница уложила её в сумку, проложив между несколькими магическими артефактами и парой склянок с универсальными противоядиями. Похвалив себя за умение находить компромиссы между необходимостью взять как можно меньше и нежеланием расставаться с памятью, Лина мрачно перевела взгляд на платья. Длинные юбки она ненавидела столько, сколько себя помнила, но за последние годы притерпелась и привыкла. Привыкла настолько, что мысль о том, что стоит взять платье-другое с собой не кажется ей кощунственной. Покачав головой, Лина развернулась и сняла со стула вчерашнее платье и разложила его на кровати. Пришло время позаботиться о будущем и хлебе насущном – то бишь о деньгах.

Из разных мест – из-под кровати, из потайного отделения в шкафу, из-за спинки кровати, из-под половицы, скрывающейся под ковром – она достала в общей сложности около десятка мешочков. В одном было золото, в остальных – драгоценные камни. Перебрав их, Лина выбрала один мешочек, высыпала его содержимое на стол и наскоро пересмотрела. Выбрав из кучки изумрудов пару камней, она ссыпала остальные обратно, перевязала горловину мешочка верёвочкой и, взяла со стола свечу, зажгла её и скрепила узел верёвки воском и своей личной печатью. Теперь осталось только занести это на почту и отправить на имя Ректора. Завернув все остальные, кроме двух, мешочки в платье, Лина уложила свёрток во вторую сумку, которую собиралась навьючить сначала на Гаури, а потом на лошадь. Оставшиеся два мешочка отправились в первую сумку. Кивнув свои мыслям, она принялась переодеваться.

Три минуты спустя Лина рассматривала своё отражение в зеркале. Рыжие волосы заплетены в косу. Лоб пересекает старая добрая бандана.  Белая рубашка, бордовые штаны. Чёрный кожаный пояс с прицепленным кинжалом в ножнах. Чёрные перчатки. Чёрные сапоги. Черный плащ с розовым (дань цвету) подбоем и старые наплечники. И Талисманы Крови.

— Вот теперь – прошлое и в самом деле возвращается… – прошептала волшебница, и, подхватив сумки и ректорский мешочек, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Внизу царила тишина – видимо, Эльна ещё не пришла. Гаури вольготно устроился на диване, закинув руки за голову и еле слышно похрапывая. Его сумка лежала у его ног, и Лине ничего не стоило подложить к ней вторую – с драгоценностями. Провернув сие чёрное дело, волшебница уселась рядом с ним и принялась ждать.

Волей-неволей её взгляд остановился на вчерашних письмах. Меньше суток прошло, и вся жизнь перевернулась с ног на голову. Или с головы на ноги. С коротким смешком Лина встала, взяла письма со столика и, вернувшись на диван, уложила их в сумку. Конечно, особого смысла в этом не было. Информация Мартины с полудня устарела, а с остальными она обязательно увидится лично, но… Жечь письма не хотелось. Да и неправильно было бы их жечь – ведь не жгли же они предыдущие письма? Нет, не жгли, берут с собой. Значит, так тому и быть.

И где Эльна? Может, что-то случилось?

Словно в ответ на её мысли, из прихожей донёсся стук в дверь.

Лина подскочила с дивана, Гаури подхватился следом. Несколько скачков, десяток ударов сердца – и волшебница распахнула дверь. На пороге стояли одетая по-дорожному Эльна и Кселлос.

— Кселлос?!! – дуэт воина и волшебницы прозвучал на редкость слаженно, но в следующую секунду распался на сольные партии.

— Вот так встреча! – Гаури.

— Ты что делаешь в компании Эльны? – Лина.

— Здравствуйте ещё раз, госпожа Лина, доброго дня, господин Гаури. Я просто провожаю юную госпожу Эльну – на всякий случай.

— На всякий случай? – Лина исполнилась подозрений. – Что произошло?

Эльна вздохнула и повела правым плечом.

— Химеры не хотели меня выпускать их Академии. Спрыгнули со столбов и преградили дорогу. А господин Кселлос, — она покосилась на невозмутимого монстра, — что-то сделал – и они снова взгромоздились на свои насесты. И вызвался меня проводить до вашего дома

— Времени до начала следующей недели у вас больше нет, госпожа Лина. – Кселлос был непривычно и оттого жутко серьёзен. – Вижу, вы и сами это поняли. Химер я порядком заморочил, и об уходе Эльны в Академии узнают только к ночи. Уходите прямо сейчас, нигде не задерживайтесь.

— Задержаться нам придётся, — покачала головой Лина, разворачиваясь, и подталкивая Гаури обратно в гостиную. Уже оттуда, вскидывая на плечо сумку и уламывая воина взгромоздить на спину дополнительный груз, она продолжила:

— Надо забежать на почту, отправить кое-что на имя Ректора.

Вернулась она как раз вовремя, чтобы увидеть как Кселлос заинтересованно вскидывает бровь.

— Три миллиона, чтобы не слишком злился, когда мы не вернём в хранилище амулеты Эльны.

— А… – Монстр изобразил на лице понимание и наконец-то улыбнулся. – Боитесь прослыть воровкой?

Лина тихо зарычала.

— Не злитесь, я не голоден. Лучше давайте-ка этот мешочек мне. Так и быть, доставлю в память о былых похождениях. Как мне всё проделать? Потише или пошутить?

Смысл взаимосвязи злости и голода Эльна не поняла, а вот способ доставки заставил всколыхнуться уже успокоившуюся было ярость.

— А сбросить это ему на голову можно? Так, чтобы он не понял, как это произошло?

Лина покачала головой, Гаури моргнул. Кселлос заулыбался ещё шире.

— Ну конечно, можно!!! Госпожа Лина, позвольте засвидетельствовать вам моё восхищение вашим умением подбирать учеников. Я пошёл, удачи вам! Пока!

Миг – и он исчез в ряби телепорта.

Эльна ошарашенно уставилась на опустевшее место, а Лина, глядя на неё, вспоминала себя в такой же ситуации. Да, первая телепортация прям перед твоими глазами всегда производит впечатление.

— Ну, добро пожаловать в нашу бодрую компанию!

Эльна перевела взгляд на наставницу.

— Кто это, госпожа Лина?

— Кое-кто. Расскажу попозже, хорошо? Сейчас нам бы из города выйти.

Девушка пожала плечами, и кивнула. Лина оглянулась на Гаури, и встретившись с ним взглядом, переступила через порог дома.

Эльна отступила назад и спустилась с лестницы, оглянулась. Взгляд её приковала к себе Башня – и девушка замерла, только сейчас мысленно прощаясь с ней, и прося прощения у всех, кого она оставляла и причиняла боль своим уходом. Но поступить иначе не могла. Слабое утешение, но что поделать…

Горько улыбнувшись своим мыслям, она повернулась к наставнице и, наконец, нашла в себе силы удивиться. Нет, не её виду и не тому, как сильно преобразилась рыжеволосая волшебница, сбросив платье, и одевшись, как странница. Эльна удивлялась тому, как раньше не видела эту Лину под маской, которую она сейчас скинула. И скинула с явным удовольствием и облегчением. Вместе с платьем волшебница, казалось, скинула и те десять лет, проведённые в Столице. Алые глаза засияли, а в плавных прежде движениях и жестах проявилась стремительность.

Лина закрыла дверь и обернулась. Эльна смотрела на неё странными глазами, будто никогда прежде не видела. Хотя… так оно и есть. Девушка знала преподавательницу. Теперь ей придётся привыкать к странствующей волшебнице…

Спустившись по лестнице, Лина улыбнулась ученице… И рассмеялась – спустившийся следом Гаури потрепал девушку по голове. Глаза у Эльны стали весьма озадаченными. То ли ещё будет…

— Ну, вперёд!

Лина первой сделала шаг по направлению к северным воротам.

— Вперёд! – Гаури последовал за ней.

— Вперёд, — после секундной заминки Эльна зашагала следом за ними.

Город они прошли спокойно, без всяких приключений. На них посматривали не без интереса, но пристального внимания не проявляли – или же Лина этого не заметила. Немного поволноваться пришлось перед воротами – кто мог знать, как себя ведут стражники в такое время? – но те были явно больше обеспокоены правильной подвязкой траурных лент на руки и копья, и одарили троицу лишь парой взглядов и бурчанием о бегущих с корабля крысах. Лина было недобро сверкнула на них глазами, но Гаури обнял её, а правильно оценившая ситуацию Эльна быстро заняла позицию между обидчивой волшебницей и болтливыми стражами ворот. Эксцесс был предотвращён, и Столица Эльмекийской Империи благополучно отпустила их из своих объятий.

Закладка Постоянная ссылка.

Ineile

Алая Сфера - мой любимый мир, я пишу большой-большой фик, и баловалась переводами по мелочи...

8 комментариев: Полцентнера букв от Ineile

  1. Ineile пишет:

    Гаури, не знаю, дошла ли до Вас моя ПМ-ка, судя по всему — нет… но обустроили Вы всё отлично))) Я сама ни за что бы не додумалась до страничек) Постараюсь в ближайшее время дописать следующую часть, и может быть — и разобраться в настройках) Извиняюсь за очередную порцию бреда.
    Алёксан, я в вас заранее разочарована. Для выяснения причин и следствий перевоплощения форума в блог есть отдельная тема, и вовсе не обязательно было засорять пост с моим творчеством. Хоть бы для приличия можно было оставить комментарий к моим трудам.

    • Гаури пишет:

      нет, не дошла, там сейчас небольшой баг есть
      доходят только новые приватки, а ответы на старые — нет
      пофиксю в ближайшие несколько периодов времени

      и если ты хочешъ написать нескольким человекам — вполне логично оставить несколько комментариев
      по одному в ответ на каждый вопрос

  2. Алёксан пишет:

    Это такая замена ряду разделов форума, что ли?

    • Гаури пишет:

      это их логическая эволюция
      тут гораздо лучше можно организовать каталогизацию и обсуждение же

      но главное, конечно же, чтобы её кто-нибудь таки организовал =)

      • Алёксан пишет:

        Скажите прямо, что вы обиделись настолько сильно, что будете писать это здесь из принципа.

        • Гаури пишет:

          скажу прямо: заебали обижающиеся искальщики обиженности

          и кстати, писать матом у нас не запрщено, но и не рекмендуется к овсеместному употреблению
          запрещаются только срачи и прямые оскорбления

      • Алёксан пишет:

        Кстати, а как сейчас на сайте авторизоваться?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.