Полцентнера букв от Ineile

* * *

 

— Сила, разбивающая даже души богов… Рагна Блейд!

Тьма, испещрённая золотыми молниями, собралась в руках молоденькой девушки в огромный, трепещущий клинок, концом небрежно смахнувший верхушку растущей неподалёку молоденькой липы. Несколько секунд – и заклятие рассеялось. А Эльна, пошатнувшись, упала бы на колени, не поддержи её под руки заблаговременно разместившаяся у неё за спиной Лина.

— Молодец. У тебя получилось, по-настоящему получилось. – Улыбнулась рыжеволосая волшебница,  снимая с пояса флягу с холодным чаем.

Получилось, вне всяких сомнений – золотые молнии явственно на это указывали. Эльна поняла. Поняла за один вечер!

Хоть что-то хорошее за последние сутки…

 

 

Лина с наслаждением потянулась и выбралась из кресла. Солнце уже садилось, окрашивая кабинет волшебницы в золото и зажигая на её голове неистовое пламя. Сегодня она засиделась, хотя – что тут удивительного? Экзамены на носу, и этим всё сказано. Студиозусы с каждым днём всё беспокойнее, бездари и лентяи не дают её коллегам проходу, ей самой не даёт проходу особая группа во главе с Эльной… И Пьер.

Волшебница поморщилась, как от дурного запаха. Этот худосочный отпрыск младшего брата Императора с каждым днём становился всё настырнее, и при этом льстивее и угодливее. Сквозь многочисленную шелуху его слов было попросту невозможно продраться, и поэтому Лина до сих пор пребывала в неведении по поводу того, чего же он от неё хочет. Явно не Драгу Слейва, стихиальщику-воздушнику, да ещё не самому сильному в плане магической мощи и потенциала (относительно ума волшебница не заблуждаться себе не позволяла – Пьер был тварью умной и хитрой) мощнейшее заклинание чёрной магии знать не положено… Но что тогда, Швабра его раздери???

— Дожила… — буркнула волшебница, собирая со стола свитки. – Рубиноокого дурацкой кличкой обзываю. Всё-таки Гаури на меня отрицательно влияет.

Прикрыв дверь и щелчком пальцев активировав запирающее заклинание, Лина направилась домой, но размышления и сомнения не торопились покидать её…

 

В самом конце пути её догнал Гаури.

— Лина!..

Вздрогнув и оглянувшись, она и слова сказать не успела, как попала в объятия золотоволосого мечника. В его голубых глазах плескалась радость пополам с недоумением:

— Это ты припозднилась или у нас часы сломались?

Волшебница тихо рассмеялась и с облегчением ощутила, как наконец-то уходит державшее её напряжение.

— Засиделась. Экзамены на носу – вот студиозусы и не дают покоя…

Со вздохом облегчения она уткнулась в родную и надёжную грудь, и внезапно что-то защекотало ей ухо. Дёрнув головой, она наткнулась щекой на что-то плотное…

— А нам письма пришли! – заметив её движение, сообщил Гаури. — Аж пять штук!

Пять? Хм… Алекс, Зел и Амелия, Сильфиль, Филия…

— От кого пятое?

— ?

— Первое от Алекса, второе – от Амелии с Зелом, третье от Сильфиль, четвёрное от Филии. – Терпеливо объяснила Лина, увлекая мужа к дому. — Если я права, то от кого пятое? Ну а если нет, то поправь…

— А… Нет, ты права, всё так и есть. И как только они умудрились написать письма так, чтобы они пришли одновременно? А пятое из Ксоаны. Он Мартины с Зангулусом.

— Хм, с чего бы это?.. А впрочем, неважно! Идём, закажем ужин на дом в «Толстом маге»! Столько писем надо читать, как следует подкрепившись!

— Точно! – Гаури радостно поддержал идею, и довольная жизнью пара уже было пройти по перекрестку прямо – в направлении любимого трактира, как…

Насыщенная жизнь оставила отпечаток, который и не думал проходить, и фигуру, сидящую на их крыльце, оба заметили мгновенно, хоть и краем глаза.

А когда замерли и пригляделись…

— Алекс!!!

К счастью для соседей, они уже привыкли к соседству с бодрой парочкой, и поэтому не удивились, увидев волшебницу в плаще старшего преподавателя Академии и стража Академии же, несущихся бодрым, совершенно не соответствующим их положению галопом и что-то радостно вопящих…

А когда увидели кинувшегося им навстречу рыжего парня, то понимающе отвернулись и занялись своими делами.

— Алекс, ты как здесь очутился? От тебя же письмо пришло… Только что.

Лина, запрокинув голову, смотрела на сына, который, казалось, ещё сильнее вытянулся и гадала, что за подвох он приготовил. А если не приготовил, то где письмо ухитрилось так задержаться…

— А, ясно! Я выиграл! – бодро и совершенно не разъясняюще ситуацию объявил Алекс. И прежде чем мать успеет дойти до точки кипения, поспешил добавить:

— Дайте-ка мне его, и сами всё увидите!

Пожав плечами, Гаури выудил из пачки «письмо раздора» и передал ухмыляющемуся юноше. Тот сломал печать, открыл конверт и вытащил из него сложенный вдвое небольшой листок. Неожиданно почему вдруг выскочило давнее воспоминание… Не к добру это…

Нервно передёрнув плечами, Лина взяла листок и развернула его.

 

Спорю на золотой, что открою это письмо сам!

Я.

 

Медленно, очень медленно Лина подняла голову. Многоопытный Гаури шустро заткнул оставшиеся письма за пояс и приготовился ловить любимую во имя предотвращения… чего-нибудь «весёлого», Алекс, внезапно осознавший, что шутка оказала не совсем то воздействие, что он ожидал, (или совсем не то?), приготовился дать стрекача и Рей Винга…

— И НЕ МЕЧТАЙ!!!

Насладившись замершими мужчинами, волшебница добавила, покачивая пальцем:

— Вообще-то, спорят обычно вдвоём, малыш. Так что золотой сам себе отдай.

Облегчённо вздохнув вслед миновавшей буре, Алекс ответил:

— Вообще-то, могли бы и посмотреть, откуда письмо отправлено…

Лина снова замерла.

— Гаури!!!

 

Все слова были сказаны и все тумаки – розданы. Дружное семейство приканчивало десерт, сидя в «Толстом маге».

— Умм… Вкуснотища! Раньше такого здесь не готовили!

Алекс соскребал ложечкой последние капельки растаявшего мороженого со дна вазочки и уныло размышлял, что всего ему не соскрести, а слизнуть не хватит длины языка.

— Не готовили, папаша Бо только третий год как рецепт до ума довёл…

Лину такие проблемы не заботили – в прежние времена способная учинить бойню из-за тефтельки, за годы, проведённые на одном месте в относительной праздности и спокойствии, волшебница стала не в пример спокойнее относиться к подобным неурядицам. Да и мороженое это уже несколько приелось…

— Ну что, домой, письма читать?

Гаури согласно булькнул, приканчивая кружку с квасом. Алекс ещё раз вздохнул и отставил вазочку. Лина взмахнула рукой, подзывая официанта. Преподавателей Академии в городе кормили за счёт самой Академии, но только их – никаких исключений для членов их семей не делалось, и за Гаури и Алекса в других заведениях приходилось доплачивать. Впрочем, в «Маге» Лина ни разу не буянила, и была на хорошем счету, являясь для Папаши Бо чем-то вроде рекламы. Хозяин помахал ей рукой совершенно искренне, и вернулся к делам – начинался традиционный вечерний наплыв посетителей.

 

Улица встретила их ранними сумерками. Небо на западе было ещё розовато-золотистым, на востоке неуверенно и несмело начинали загораться первые звёзды. Лёгкий южный ветер нёс с собой влагу с Моря Демонов, но совершенно безоблачное небо обещало на завтра погоду не менее великолепную, чем сегодня. Дорога до дома была короткой – поворот направо, и – не слишком большой (куда там особняки атласских магов), но невероятно уютный дом Инверсов-Габриевых. Настроенная открываться только под руками членов семьи дверь распахнулась без скрипа, впуская хозяев в просторную прихожую.

Лина скинула уличную обувь, метким броском повесила плащ на развесистые оленьи рога и первая поднялась наверх. Мужчины последовали за ней.

Вниз все уже спустились налегке, босиком или в домашних тапочках, в простых туниках. Лина распустила волосы, лишь повязав их своей старой чёрной банданой. Расположившись на диване, она дождалась, когда Гаури и Алекс уложат дрова к камине, а затем привычным движением пальца отправила туда миниатюрный фаербол. Спустя минуту в камине весело и уютно горело рыжее пламя, даруя не сколько тепло, сколько уют.

Гаури устроился на диване рядом с Линой, Алекс растянулся на расстеленной у камина медвежьей шкуре. Все трое переглянулись.

— С какого письма начнём?

Гаури пожал плечами.

— Да какое под руку попадётся, то и читай. А вообще – давай то, что от Зелгадисса и Амелии. Может, этот старик наконец умер?

Лина покачала головой – реплика была, в общем-то, показательной. Если уж о кончине Первосвященника начал мечтать её миролюбивый и совершенно незлопамятный (точнее, хуже всего запоминающий врагов) Гаури, то до какой же степени старикашка достал остальных?..

Отбросив лишние рассуждения, волшебница распечатала конверт и начала читать.

 

— Дорогие Лина и Гаури!

Начнём письмо с хорошей новости – позавчера после болезни скончался Первосвященник, и вчера состоялись выборы нового. И прошли удачно для нас. Новый Первосвященник сразу же, в нашем присутствии объявил о повторной реконструкции Храма…

 

— Здорово! Значит, мы можем возвращаться? – подскочил на месте Гаури, обнимая чтицу. Та только недовольно покосилась на него и продолжила чтение:

— Сколько времени это займёт, сказать трудно – прежняя реконструкция проводилась мастерами Внешнего Мира, и секреты их нам неизвестны. Может, старые фрески сохранились под новыми, а может, их придётся делать заново. К счастью, мастер, делавший их, всё ещё живёт в столице, и уже откликнулся на наше предложение. Так что, возможно уже к началу осени вашему возвращению ничего не будет препятствовать.

А теперь, как бы ни хотелось не умолчать, придётся передать тревожные вести. Они, вероятно, являются причиной столь удачного переизбрания. Как вам, госпожа Лина, известно, храмовое искусство уже тысячу лет находится в упадке, но последние годы кое-что начало меняться – и не в лучшую сторону. Искусство храмовых дев, и без того невеликое, понемногу начинает слабеть. Более того, пятеро сильнейших медиумов Сейруна в один голос утверждают, что в обозримом будущем беломагическое поле над Сейруном может начинать колебаться и слабеть…

 

Лина встряхнула головой, умолкла и погрузилась в чтение – на сей раз про себя. Алекс и Гаури молча сидели, не рискуя вмешиваться и ожидая, когда волшебница заговорит сама. А та, хоть и закончила чтение, откинувшись на спинку дивана, немигающим взором смотря в никуда.

Молчание продолжалось ещё несколько минут, а потом Гаури решился.

— Лина?..

Закладка Постоянная ссылка.

Ineile

Алая Сфера - мой любимый мир, я пишу большой-большой фик, и баловалась переводами по мелочи...

8 комментариев: Полцентнера букв от Ineile

  1. Ineile пишет:

    Гаури, не знаю, дошла ли до Вас моя ПМ-ка, судя по всему — нет… но обустроили Вы всё отлично))) Я сама ни за что бы не додумалась до страничек) Постараюсь в ближайшее время дописать следующую часть, и может быть — и разобраться в настройках) Извиняюсь за очередную порцию бреда.
    Алёксан, я в вас заранее разочарована. Для выяснения причин и следствий перевоплощения форума в блог есть отдельная тема, и вовсе не обязательно было засорять пост с моим творчеством. Хоть бы для приличия можно было оставить комментарий к моим трудам.

    • Гаури пишет:

      нет, не дошла, там сейчас небольшой баг есть
      доходят только новые приватки, а ответы на старые — нет
      пофиксю в ближайшие несколько периодов времени

      и если ты хочешъ написать нескольким человекам — вполне логично оставить несколько комментариев
      по одному в ответ на каждый вопрос

  2. Алёксан пишет:

    Это такая замена ряду разделов форума, что ли?

    • Гаури пишет:

      это их логическая эволюция
      тут гораздо лучше можно организовать каталогизацию и обсуждение же

      но главное, конечно же, чтобы её кто-нибудь таки организовал =)

      • Алёксан пишет:

        Скажите прямо, что вы обиделись настолько сильно, что будете писать это здесь из принципа.

        • Гаури пишет:

          скажу прямо: заебали обижающиеся искальщики обиженности

          и кстати, писать матом у нас не запрщено, но и не рекмендуется к овсеместному употреблению
          запрещаются только срачи и прямые оскорбления

      • Алёксан пишет:

        Кстати, а как сейчас на сайте авторизоваться?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.