Рассказ))) Не из Долгого Возвращения (вроде))

Фик сей сочинился из долгой медитации на образ Флагуна. Что сие есть — знают все. А вот откуда взялось Священное Древо — это ещё вопрос. Саженец-то посажен, но вот откуда его предок Гаури взял?

Примечание 1: то, что он был Рыцарем Цефеида, где-то видела, и канон это или фанон — сама не знаю, но мысль в мозгах осела и показалась неплохой.

Примечание 2: я перечитала «Розу Мира», и некоторый перенос мыслей и идей имеет место быть)))

 

Флагун.

 

Отвратительное сияние вокруг гигантской туши Занаффара угасло, она побурела, лишилась потустороннего намёка на прозрачность и стала выглядеть как… просто труп неведомого разуму зверя. Коим, впрочем и было.

Воин опустил меч, погасил его лезвие и позволил себе, наконец, расслабиться.  Схватка отняла много сил – будь ты хоть десять раз Рыцарем Цефеида, но в противостоянии с тварью, которую теоретически создавали для уничтожения Лордов Монстров, пришлось выложиться по полной.

Шабранигдо забодай этих высоколобых идиотов! Говорил же им – нет, мы самые умные, самые образованные, а возомнившие о себе Рыцари Цефеида явно попросту боятся остаться без работы, вот и протестуют…

И что в итоге?

Разрушенный город.

Множество смертей.

И туша, с которой непонятно что делать.

Повесив меч на пояс, Рыцарь медленно приблизился к коричнево-бурой массе – и тут же отошёл на прежнее расстояние. Зловоние от туши вблизи шло просто неимоверное, и явно не простое, и транспортировка куда-либо подальше осложнялась ещё на один пункт.

— Дрянь дело, — хрипло пробормотал он себе под нос, и в следующую секунду уже разворачивался в боевой стойке, выхватывая меч – ибо из-за спины буквально нахлынуло мощнейшей тёмной аурой…

И раздался голос – негромкий, грудной, хрипловатый…

— И будет ещё хуже, — произнесла сидящая на обломке колонны женщина в одежде путешественницы.

Янтарные глаза смотрели спокойно, ровно, в них не было ни следа ожидаемой тёмной ярости, чего-либо ещё, что казалось прежде неотъемлемым атрибутом одного из Лордов Монстров.

— Что это означает? И что тебе надо? – хрипло проговорил Рыцарь, отлично понимая, что если его хотят убить, то убьют без особых проблем – слишком много сил он потратил на Занаффара. Из чего следовало, что произошедшее вполне могло быть частью интриги по его уничтожению.

Монстр усмехнулась.

— Означает это то, что вонь, которая тебя заставила отшатнуться, будет распространяться, и отравлять всё вокруг. Творение магов вашего города вполне достойно аплодисментов Фибриццо.

По лицу её пробежала сложноопределяемая тень – если такое понятие можно применить к монстрам.

— А привело меня сюда во-первых – желание посмотреть на победителя этого паскудства, — тут взгляд её приобрёл остроту и пронзительность, сравнимые с направленным на неё Мечом Света. – А во-вторых… Во-вторых я ещё не решила, Рыцарь, что ты можешь понять и принять это.

— Понять и принять? – воин не погасил меча – но немного его опустил. Умом он уже понимал, что монстр скорее всего действительно явилась поговорить… Сердцу очень хотелось с ним согласиться, но весь опыт восставал против этого. Почти весь…

— Кто ты?

Жёлтые глаза сверкнули.

— Зеллас Металлиум, Госпожа Зверь.

Пятая. Младшая. Слабейшая… Загадочнейшая.

Рыцарь погасил меч. Держать его дальше было бессмысленно – пора это признать и примириться с ситуацией. И попытаться прояснить кое-какие её детали.

— Зачем ты здесь?

Ответом ему была поначалу лишь загадочная улыбка.

— Я уже сказала, — произнесла Зеллас после незначительной паузы, — поговорить с тобой. И предложить кое-что. Если захочешь, конечно…

— И Договор этим чем-то, я надеюсь, не является?.. – Рыцарь скептически вздёрнул бровь, всем своим видом выражая убеждённость в этом.

— Нет, разумеется, — равнодушно пожала плечами монстр, — я не настолько глупа и самонадеянна, чтобы предлагать подобное. У меня на уме нечто другое.

И на этом она умолкла, переведя взгляд на источающую всё усиливающееся зловоние тушу Занаффара.

— Что-то, что может помочь справиться с ЭТИМ? – сердце стиснули когти сомнения. Если да – то можно ли будет принять это?.. И… похоже, понятно, что она имела а виду, говоря о понимании и принятии.

— Да, — просто сказала Зеллас.

— И… что же это? – следовало задать другой вопрос, куда более серьёзный, но… любопытство не порок, но сгубило уйму кошек. Оставалось надеяться, что он не пополнит этот печальный список своей персоной.

— Вот, — и она протянула ему руку.

На узкой ладони лежал небольшой – чуть побольше лесного ореха буровато-коричневый комочек.

— Знаешь ли ты, что есть наши цитадели, Рыцарь? – начала Зеллас, и, не дожидаясь его фразы, ответила на свой вопрос сама. – Сосредоточие тёмной энергии. Сосредоточие настолько плотное и концентрированное, но ничто живое не может это выдержать – оно погибает, раздавленное эманациями Тьмы. Мы, монстры, этой энергией питаемся и являемся источником этих эманаций – мы часть этого круга, и для нас это просто среда обитания.

Она чуть помолчала, всматриваясь в лицо собеседника и словно что-то ища на его лице, в выражении глаз… Рыцарь не стал прятать взгляда – до самого главного Зеллас явно ещё не дошла, подбираясь постепенно, чтобы дать ему возможность понять до конца.

— А дальше… дальше рассказ мог бы быть долгим, но я предпочту сказать лишь главное. В какой-то момент мне пришла в голову идея – передать одно из этих свойств растению. Сделать так, чтобы оно поглощало избыток тёмных энергий, росло за этот счёт – и делало области наших цитаделей менее насыщенными нашими эманациями. И ты видишь сейчас результат моих многолетних трудов. Вернее – семя результата.

— Это… семя растения? – Рыцарь прищурился, вглядываясь в буроватый комочек, который мог нести в себе спасение… или погибель.

— Дерева, — поправила его монстр. – Оно вырастет огромным, поглощая зловоние ненависти Занаффара, и ты запросто сможешь объявить его священным даром… Ну, к примеру, Рангорта. Или находкой из какой-то сокровищницы Раградии – благо она мертва, и возразить не сможет.

— Понятно, — вздохнул Рыцарь. – Это мне понятно, и со стороны здравого смысла особых нареканий не вызывает. Я хочу знать другое – цену, которую мне и городу придётся уплатить за это.

Зеллас холодно улыбнулась.

— Ничего. Тебе не придётся платить ничем, и городу тоже. Или, если коммерческие отношения тебе понятнее, то считай это семя платой за свершённое тобою. Ты знаешь первичную цель создания Занаффара. Войди он в полную силу, он несомненно обрушился бы на нас… И на меня в первую очередь – меня ведь считают слабейшей среди Лордов. Ты это предотвратил, и значит – мой народ у тебя в долгу. И я особенно… А я привыкла платить по счетам. Возьми это семя, и посади здесь – и выросшее из него древо поглотит яд, не причиняя вреда живым. Ты возьмёшь?

Рыцарь заколебался. Поверить хотелось. Очень. Дико. До невозможности.

Но отчаянная надежда наталкивалась на опыт разума, упорно твердившего о том, что Шабронигдо есть зло и зло всё, исходящее от него… А во тьме этого океана неверия упорно светился маяк, лучилась путеводная звезда – воспоминание осколка души Цефеида о предначальных временах, когда ещё не было зла.

Что же выбрать? Мнение ныне существующего мира, понятное и привычное – и вместе с ним и чёткое разделение на добро и зло? Или же смутную и хрупкую надежду на нечто лучшее?

Что же ответить – «да» или «нет»?

А Зеллас молчала. Не произносила ни слова. Она просто смотрела на него. Смотрела и ждала. Ждала терпеливо и спокойно, словно бы и не знала, ЧТО сейчас решается. Или же знала? Знала и понимала?

Жёлтые глаза смотрели спокойно… лишь в самой глубине непроглядно-чёрных зрачков мерцала искорка – как отголосок той бури, что билась сейчас в глубине души Великого Монстра. Словно напоминание о том чего не было, но могло бы быть…

Что же ты ответишь ей, Рыцарь?..

Губы шевельнулись…

— Да.

Теги: , . Закладка Постоянная ссылка.

Ineile

Алая Сфера - мой любимый мир, я пишу большой-большой фик, и баловалась переводами по мелочи...

1 комментарий: Рассказ))) Не из Долгого Возвращения (вроде))

  1. Алексан пишет:

    А зачем же она создала это семя?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.