Перевод первой главы пятого тома новелл Slayers (Seaweed)

Кандзака Хадзимэ, Slayers.

Том 5 «Серебряный зверь»

Глава 1 «Проблема со служением культу»

Неожиданно, словно обезьянье дерьмо с дерева, на нас обрушился поток избитых клише.

«А ну, гоните монету, если дорожите жизнями,» — зарычал бандит в маске.

Другой разбойник, который, вероятно, понял, что мы не особо воспринимаем его банду всерьез, замахнулся на нас длиннющим мечом. Но это лишь сделало его еще более похожим на простофилю.

Кое-кто явно пытается кое-что возместить.

Думаю, что вся наша троица – Гаурри, Амелия, и я, — зевнула одновременно.

«Ч-Что?!» — хрюкнул первый бандит. – «Что за отношение! Не умничайте!»

И зачем бы мне строить из себя интеллектуалку перед стадом тупиц?

«Это не умничанье,» — угрюмо ответила я ему. – «Это просто скука.» Я вздохнула, бросив взгляд на грязную тропу под моими ногами.

«Черт,» — проворчала я, — «Я то думала, что эти окольные тропы уже никому не нужны. Но нет, мы натыкаемся на одну идиотскую разбойничью шайку за другой. Неужели мне так и не будет покоя?»

Я решила говорить начистоту, чтобы позлить это чучело. «Мы бы все были богаче, если бы вам, местечковым бандитам, хватило смелости вести свои дела на главных путях, где оживленнее всего. Ну, вы знаете, как настоящие разбойники с большой дороги. Но, наверное, у вас духу не хватает, чтобы помереть, как мужчины.»

Бандиты уставились на нас с отвисшими челюстями, вероятно, слишком ошеломленные, чтобы поверить в то, что услышали. Простирая к ним руки, я продолжила.

«С тех пор, как мы ступили на эту дорогу, вы… Не знаю, наверное, третья разбойничья шайка на нашем пути за сегодняшний день? Ну, вы понимаете, почему я потеряла счет подобным встречам.»

«Э-эй, эй, эй!» — начал возражать бандит. – «Секундочку. Ты же не собираешься толкнуть нам старую песню вроде «Грабители Вверх по Дороге Забрали Все Так что Нам Нечего Вам Дать», не так ли?

Я выкатила глаза. До этого парня что, до сих пор не дошло?

«Это надоедает, когда нужно весь день выбивать дурь из отбросов вроде вас,» — огрызнулась я. – «Дайте передохнуть, а? По рукам?»

«Надоедает?» — прорыдал рядом Гаурри. – «Ну, не знаю. Последняя шайка грабителей показалась мне достаточно свирепой.»

Ах, Гаурри – это один из моих попутчиков, слегка бестолковый и забавный, ну просто отдушина. Он – типичный образец высокого, светловолосого и красивого героя. А я упоминала, что он еще и суперкрутой мечник? Наверное, лучший из всех, кого я видела. К сожалению, у него также мозги краба.

«Заткнись!» — проворчала я углом рта. – «Они были не более чем мусор! А у меня здесь дело.»

Издеваться над бандитами. Одно из моих любимых занятий.

Видите ли, это чертовски увлекательно – заманить в засаду большую банду мошенников и выбить из них дерьмо, а затем, когда они уже мертвы и ты отряхнешь пыль со своей одежды, можно порыться в их краденом добре и взять себе все, что понравится. Грабь злых грабителей; в этом нет ничего дурного. Ну и что, если я немножко жадная? Это моя маленькая слабость. Моя жажда богатства – то, ради чего стоит вставать по утрам.

Кроме того, это маленькое хобби позволяет мне, воительнице и волшебнице Лине Инверс, поддерживать мои боевые и магические навыки в прекрасной форме. Среднестатистическая боевая волшебница, атакуемая бандитами десять дней подряд, скорее всего, была бы уже на полпути в мир иной, но для меня это послужило неплохой тренировкой. Может быть, бандиты и прибегают к дешевым трюкам и от них пованивает, но потасовка с ними может оказаться интересной, поскольку они очень умно используют особенности окружающей местности.

В последнее время, однако, все они вызывали у меня только одну эмоцию: отчаянную скуку. Поэтому я стала ждать, какого рода выкрутасами наше новое сборище зануд украсит старое, надоевшее представление.

«Ладно,» — сказала я. – «Парни, у вас же с собой есть увесистое награбленное золотишко, не так ли? Ну, вы понимаете, чтобы мои усилия того стоили.»

«Н-не может быть!» — запинаясь, пробормотал бандит. – «А тебе не откажешь в смелости, принимая во внимание, что ты в нашей власти, маленькая девочка!»

Маленькая девочка? И с каких это пор я в чьей-либо власти?

«Ну, хорошо!» — взревел бандит. – «Значит, хочешь сразиться с нами, да?»

«Да ни хрена,» — проныла я, уже довольно утомившись. Я скинула свой плащ, позволив ему упасть с глухим стуком; увидела, как Гаурри протянул руку к эфесу своего меча.

«Эй,» — пробормотал один из ряженых в маски бандитов, как будто до него только сейчас дошла запоздалая мысль. – «А что, черт побери, это такое?»

«Что-что?» — переспросил первый бандит. Его приятель указал на темный силуэт моей попутчицы, Амелии, которая теперь уже стояла на ближайшем дереве.

«Ну, это выглядит так, будто… кто-то стоит на дереве,» — пояснил первый бандит, в голосе которого зазвучало удивление и замешательство.

«Спасибо тебе, мистер Банальность.»

«Кого это там принесло вместе с вами?» — рявкнул грабитель.

«Секундочку,» — коротко ответила я. – «Мы же еще не закончили с разговором.»

«Уф.. как скажешь,» — медленно ответил бандит. – «П-по любому, предупреждаю, что разговор будет коротким, а потом мы решим наш спор силой!»

Он был уже готов сорваться с места, когда с дерева начала вещать Амелия.

«Довольно, злодеи!» — проревела она, и ее голос отозвался эхом труб Страшного Суда.

«Что?!» — выкрикнул первый бандит.

«Где?!» — завопили остальные.

Бандиты сбились в кучку, бросая исполненные ужаса взоры во все стороны.

Это как раз тот вид глупости, о котором вы читали в книжках. Один из разбойников заорал и указал на дерево, которое их бесстрашный предводитель упомянул тридцатью секундами ранее, и все они – включая атамана – открыли рты от изумления.

Как же это все тоскливо.

На дереве, разумеется, была Амелия, теперь сделавшая шаг на свет и более не скрываемая сенью листьев. Она горделиво стояла на облюбованном ею суку, как некое всемогущее божество, готовое обрушить на всех нас адский огонь.

Как оказалось, Амелия собиралась обрушить на нас нечто гораздо худшее: речь.

«Повсюду, где есть смерть, есть и жизнь,» — возвестила принцесса. – «Повсюду, где тьма, есть и свет. Повсюду, где зло, есть и справедливость! Вы сбились с пути истинного и предали свои души тьме, это безнравственно!»

Затем, как истинная звезда сцены, она подняла руку и нацелила обвиняющий палец на бандитов. «Волей небес я, их посланница, отмерю вам наказание под лучами сияющего солнца! Какими бы оправданиями вы не прикрывались, знайте, что вы более не избегнете своей судьбы!»

Проще говоря, Амелия сказала: «Я – справедливость, и поздняк просить прощенья.»

«Поехали!» — скомандовала принцесса. – «Кийааа!»

С этими словами она спрыгнула с ветви на землю внизу. Далеко внизу.

ШЛЕП!

Я поморщилась.

«Эй!» — вскрикнул Гаурри, и, широко распахнув глаза, опустился на колени, чтобы удостовериться, что Амелия не разбилась. — «С тобой все в порядке?»

Наша мисс Справедливость выплюнула веточку и закашлялась. «Не стоит беспокоиться!» — воскликнула она, вставая на ноги. Что-то было очень не так.

«Амелия?» — спросила я. – «Твоя, ухм, шея вся искривилась. Ты в порядке?»

«Да все отлично!» — заявила принцесса, сделав презрительный жест рукой. – «Ничтожного падения с дерева недостаточно, чтобы сломить мой дух!»

… Но его достаточно, чтобы сломать ее шею?

Один из бандитов в масках, кажется, пришел в чувство. «Я думаю,» — промямлил он, — «Нам не стоит связываться с этими людьми.»

Слишком поздно, приятель, подумала я. Никто не избегнет драки после того, как взбудораженная Амелия вошла в раж.

«Готовьтесь, слуги зла!» — выкрикнула моя попутчица перед тем, как начать произносить заклятье.

Финальный занавес опустился над сценой битвы сразу же, как только она началась, будто можно было сделать эту короткую историю еще короче. Не то чтобы это было похвальбой, но наших сокрушительных наступательных заклинаний оказалось более чем достаточно, чтобы управиться с жалкой разбойничьей шайкой.

«Уф… эй,» — пробурчал Гаурри после того, как развеялся угар очень быстрой битвы. Мечник одиноко стоял за нашими с Амелией спинами, с удрученным видом ковыряя мечом землю. Амелия же была слишком занята, позируя с героическим видом, чтобы это заметить, так что обернулась только я.

«В следующий раз, когда нам выпадет шанс накрутить бандитам хвосты,» — попросил Гаурри, — «Не могли бы вы оставить хоть одного для меня?»

Я быстро и твердо ответила: «Нет.»

Амелия и я вовсе не собирались ждать, пока Гаурри войдет в курс дела. Парень обычно возится достаточно долго даже с завязыванием шнурков по утрам. Кроме того, я собиралась с огоньком порасспросить этих ничтожных бандитов на предмет местонахождения их сокровищ.

Я схватила ближайшего мошенника за шиворот и сорвала его дешевую маску. Человек, с которого я стащила личину, оказался очень непохожим на бандита. Он не был уродлив, как типичный сказочный злодей с бородавчатым носом – но, давайте не будем питать иллюзий, красавцем он тоже не был. Он оказался просто очень обыкновенным.

«Эй!» — взвыла я так угрожающе, как только могла. – «А ну, просыпайся!» Я несколько раз тряхнула его за шкирку, потом его веки затрепетали, и он открыл глаза.

«Ух… ммм?» — он издал стенание, затем последовало «Ой-ёёёёёё!»

Я могла бы порассказать, как он пытался удрать куда подальше, пока не выдохся окончательно. Видите ли, детки, если наезжаешь на меня, Неповторимую и Уникальную, то недолго и обделаться.

«С-стой!» — заикаясь, выкрикнул он. – «Пожалуйста! Я не хочу умирать!»

Я захохотала так демонически, как только могла. «Сокровища в обмен на твою жизнь, будь любезен.»

Это были те самые слова, с которыми он и подобные ему жалкие подонки крали деньги у невинных жертв. Ну и как тебе это нравится, ты, вороватый гаденыш?

«Э-это несправедливо,» — захныкал бандит. – «Как ты можешь быть такой жестокой?»

В исполнении разбойника это прозвучало особенно смешно.

«Ишь как запел, когда дошло до обсуждения наших моральных устоев!» — я разразилась на него бранью. – «Даже не думай об этом! Лучше расскажи-ка, где вы припрятали свой тайничок!»

«Простите.» — откуда-то сзади прозвучал голос. – «Не будете ли вы так любезны отпустить этого джентльмена?»

«Чё — ?!» — выпалила Амелия, когда мы вместе развернулись на каблуках.

На нас спокойно смотрела скрытая тенью дерева женщина.

Бандит, которого я допрашивала, внезапно выкрикнул: «М-мисс Мазенда!»

Она выглядела лет примерно на двадцать и носила легкое белое одеяние, которое выгодно подчеркивало ее светлую кожу. Ее длинные волосы и яркие губы были одинаково блестящими, алыми, полными живого очарования.

Она была из тех женщин, которых влюбленные по уши парни называют «несравненная красавица». Внезапно в моей голове возникла картинка, на которой эта леди неспешно угощалась вкуснейшим, замороженным с фруктами шербетом на склоне белоснежного горного пика.

«Я не хочу, чтобы кто-нибудь здесь пострадал.»

«Госпожа,» — встрял бандит. – «Мы попали в передрягу, он нас в это втравил, и – …»

«Я не с тобой разговариваю,» — перебила его Мазенда. Прервав поток слов разбойника с начальственной легкостью, она снова обратилась к нам: «Хоть они, похоже, бесполезны, но все-таки они у меня на службе. Не могли бы вы сделать мне одолжение и отпустить их?»

Она что, шутит, а?

«Ты что, действительно ожидаешь, что мы на это согласимся?» — спросила я, поднимая бровь.

Мазенда в ответ отрицательно покачала головой, на ее губах появилась кривая усмешка. «Нет,» — просто сказала она, совершенно не раздосадованная. –«Хмм… итак, что нам с этим делать? Я устала от формальностей. Давайте договоримся, не отвлекаясь от дела.»

Говоря это, она решительно шагнула вперед.

 

Этого оказалось достаточно, чтобы Амелия, Гаурри и я приготовились к бою. Амелия отскочила далеко назад, в то время как рука Гаурри легла на рукоять меча. Что до меня, то я отпустила бандита, которого допрашивала, и начала произносить заклинание.

Внезапно вершины деревьев резко вздрогнули. Мгновением позже на нас обрушился ливень из листьев, наполнивших воздух и почти полностью занавесивших нам обзор.

Все, что я успела сделать – это пискнуть «Ой?!»

Я почувствовала присутствие где–то над нашими головами, и глянула вверх. Мазенда парила высоко в воздухе, все с той же кривой усмешкой, застывшей на ее губах. Она держала в своей руке камень.

Она что, собирается забросать нас камнями? Интересно, подумала я, очевидно, она произносит нечто вроде ответного заклятья. И тут она швырнула камень, но не в меня, а на землю под моими ногами.

Я немедленно отреагировала, отпрыгнув в сторону. Но вскоре я поняла, что это была плохая идея.

ВЖИГ!

Меня ударил бледный разряд молнии. На некоторое время мои конечности поразило вызывающее онемение, покалывающее ощущение.

По крайней мере, его действие не продолжалось долго. Я быстро пришла в чувство, но все еще не могла понять, какой фокус собирается выкинуть эта женщина. Я скороговоркой произнесла заклинание.

«Эльмекиа Лэнс!» — выкрикнула я, и высвободила магию в ее направлении…

… Вообще-то, не совсем.

В голове сделалось абсолютно пусто. Это было, как будто внезапно выключили свет, и все переполненные энергией вспышки мыслей в моем мозгу неожиданно погасли.

«По-видимому, ты – предводитель этой маленькой компании,» — ядовито отметила Мазенда, ее манерно растягиваемая речь доносилась откуда-то из-за плотной завесы дико кружащихся в танце листьев. «Итак, поскольку последнее время меня одолевает скука, то я решила сделать тебя своей новой забавой. Если победишь меня, то сможешь восстановить силы. Приходи в деревеньку «Косматая грива», если мое предложение тебя заинтересовало.»

Сверху обрушился еще один шквал из листьев, их яростный шелест заполнил весь лес. Затем снова сделалось тихо и мирно, как прежде, будто ничего и не было.

На месте битвы стояли только ошарашенные Амелия, Гаурри и я. Понятия не имею, каким образом, но разгромленная шайка разбойников исчезла вместе с Мазендой – все было, как будто мы с самого начала с ними не сталкивались.

«Аргх!» — зарычала я, схватившись за виски руками. Ощущение было, словно внутри моей черепной коробки катается грецкий орех. Что, черт побери, эта женщина со мной сделала?!

«Они исчезли,» — не веря собственным глазам, выдохнула Амелия.

«Лина?» — позвал меня Гаурри, вложив меч в ножны. – «С тобой все в порядке?» Когда он шагнул ко мне, что-то слегка оцарапало его ногу.

«Что это?» — спросил он, наклонившись к земле. Из дорожной грязи торчала длинная алая игла, тонкая, блестящая в лучах солнца. Гаурри нагнулся и выдернул ее из земли; и в то самое мгновение, когда он это сделал, игла потеряла жесткость и свесилась с его пальцев, как струна.

«Это же волос,» — объявила Амелия со своей обычной командирской интонацией, в которой сейчас не было никакой необходимости. – «Наверное, его оставила та женщина, Мазенда.»

Нескольких быстрых взглядов оказалось достаточно, чтобы найти еще четыре иглы, всаженных в грязь вокруг меня. Вместе с той, которую нашел Гаурри, их насчитывалось пять… образующих пентаграмму со мною в центре.

Ой, черт.

Эффектное шоу злых листьев, устроенное Мазендой, было лишь отвлекающим маневром. В тот самый момент, когда я потеряла ее из виду, она создала вокруг меня защитное поле, используя собственные волосы, как пять концов пентаграммы.

Но меня беспокоило кое-что еще, что-то, возможно, гораздо худшее. Я должна была проверить мою догадку прямо сейчас.

«Что случилось, Лина?» — спросил Гаурри, вероятно, обеспокоенный хмурым выражением, появившимся на моем искаженном волнением лице.

Я даже не потрудилась ответить на его вопрос. Вместо этого я начала читать заклинание.

«Лайтинг!»

И да, мальчики и девочки, в этот момент произошла самая худшая из всех возможных вещей.

То есть ничего.

«Мисс Лина!» — воскликнула Амелия. – «Что происходит?» В мгновение ока ее лицо сделалось белым.

Гаурри, однако, все еще ничего не понимал. «Теперь и Амелия расстроилась?» — заметил он, как всегда, демонстрируя блестящие дедуктивные способности. — «Да что, черт возьми, здесь происходит?»

С Гаурри и сама начинаешь притормаживать, даже если и не собираешься.

Чернота в моей голове подтвердила, что моя догадка оказалась верной. Я повернулась к Гаурри, так сильно скрипнув зубами, что чуть не высекла ими искры.

«Гаурри,» — очень, очень медленно произнесла я, кажется, желая убедить себя в произошедшем так же сильно, как и его. – «Я… не могу… колдовать…»

Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааагх!

Мне не удавалось собраться с мыслями, пока мы не подошли к постоялому двору около деревни. Я подумала, что хорошая порция жратвы успокоит мне нервы (это всегда срабатывает), но мое сознание было настолько сбито с толку замешательством и тревогой, что даже два поднесенных мне Особых Блюда Дня не привели бы меня в чувство.

«Так… значит, ты имеешь в виду,» — произнес Гаурри, медленно сложив вместе два и два, — «Что Лина вообще теперь не может использовать заклинания?»

«Похоже на то.» — вздохнула Амелия.

В данный момент тупоумие Гаурри даже отдаленно не казалось мне смешным, и у меня не было настроения с ним разговаривать. Вместо этого я позволила Амелии – Мисс – Готовой – Пожужжать – отвечать на его вопросы.

«Вот черт,» — заметил Гаурри, стукнув по столу рукой. – «Дело дрянь. Думаю, нам лучше прикинуть, как действовать дальше, так?»

О, вот это философ!

Амелия решительно кивнула. — «Точно. Лина, которая не может колдовать, это же просто…» — Тут она умолкла, очевидно, пытаясь подобрать нужные слова.

«Паразит?» — предложил Гаурри.

У меня задергалось веко.

Что ты сказал?

«Ну, я бы не была столь категоричной,» — сказала Амелия. – «Хотя вряд ли ее поведение позволит ей приобрести навыки хоть какого-то полезного ремесла.»

НЕРВНЫЙ ТИК. Простите? Чье поведение?

«Ее эго огромно, но ее грудь такая крошечная,» — прохныкал Гаурри.

«Да,» — пробубнила Амелия, жуя морковку. – «И не то чтобы, в противовес, она была сексуальна в чем-то еще -»

«МОЛЧАААААААТЬ!» — взревела я. – «Пытаетесь пнуть лежачего, да? Продолжайте в том же духе, и это будет стоить вам ваших зубов!»

Гаурри и Амелия вопросительно глянули друг на друга. «Но…» — начал Гаурри, почесав себе щеку.

«Пожалуйста, не сердитесь, Мисс Лина,» — произнесла Амелия. – «Мистер Гаурри и я говорили все это, только чтобы взбодрить вас.»

Взбодрить меня? Почему бы тогда просто не вылить на меня кислоты?

«Ах ты, маленькая …!» — завизжала я, бросившись вперед.

«П-погоди, Лина!» — Гаурри попытался втиснуть между принцессой и мной руки. – «Если ты задушишь Амелию, то это тебе ничем не поможет! Ты абсолютно уверена, что не можешь использовать заклинания? Ты действительно вообще не можешь колдовать?»

«Да, до тех пор, пока не одолею Мазенду,» — задыхаясь, пропыхтела я. – «Во всяком случае, она так сказала.» — Разжав пальцы, я отпустила горло Амелии и смирно уселась, откинувшись назад. Ее высочество прочистила глотку и продолжила поглощение еды.

«Итак, все просто, не правда ли?» — Амелия подняла руку и со слабой гримасой попыталась выпрямить себе шею. – «Так почему бы нам с ней не сразиться, как она сама посоветовала? В конце концов, она же злодейка, потому что друзья злодеев тоже злодеи. И нечего с ней деликатничать.»

Может быть, Мазенда и злодейка, хотела ответить я, но это нам не поможет ее победить. Особенно принимая во внимание мое отчаянное положение.

«А где нам вообще ее искать?» — спросил Гаурри.

Взглянув на Гаурри, я вздохнула. Мне потребовалось целых полминуты для того, чтобы набраться достаточно терпения и ответить ему.

«Деревня «Косматая Грива»,» — проскрипела я. – «Мазенда сама так сказала. Она объявила это так громко, что даже находящиеся без сознания бандиты могли ее слышать, Гаурри.»

«Ох, я слышал это ясно и четко,» — объяснил Гаурри. – «Я просто забыл.»

Гаурри – единственный парень из всех, кого я знаю, который гордится своей бестолковостью.

Мой спутник пожал плечами. – «Я не против. Она же нам все равно по пути, не так ли? Так давайте туда и пойдем.»

Я в шоке воззрилась на Гаурри, осознав, что он действительно сказал нечто довольно разумное. Я медленно кивнула. Потом он повернулся ко мне, его глаза внезапно сделались серьезными, и я поймала себя на мысли, что мне и впрямь интересно, что же он собирается сообщить.

Есть еще вспышки озарения, Гаурри?

«Давайте, однако, вернемся к нашим баранам,» — объявил мой попутчик. Он потянулся и утащил не до конца обглоданную кость с моей тарелки. — «Не возражаешь, если я ее погрызу? Кажется, на ней осталось довольно много мяса.»

Я провела остаток трапезы, пытаясь забить эту кость ему в глотку.

 

«Чтоооооо?!»

Взрыв эмоций Амелии разорвал безмятежную, мирную тишину гостиницы.

«Эй, вы, потише!» — строго прошептал старый седой трактирщик, пронзая взглядом пространство комнаты. – «Вы что, пытаетесь оповестить о себе прессу?»

Деревенька «Косматая Грива» уютно примостилась около старых окольных путей, ведущих из Сейруна через Королевство Дилс к Кальмаарту. Другими словами, только два поселка отделяли Косматую Гриву от городка, в котором мы остановились на ночь.

Я была рада, что нам удалось так далеко уйти от Сейруна, но Косматая Грива была логовом Мазенды и компании. Наше путешествие обещало сделаться в самом скором времени предательски опасным, и я искренне сомневалась, что мы, притащившись в Косматую Гриву, сможем одержать легкую победу. Проще говоря, мы собирались тянуть наше драгоценное время, вовсе не горя желанием поскорей преодолеть последний отрезок пути во вражескую цитадель. Мы как раз планировали сначала разместиться в деревне, в которую нас принесло, — и использовать ее как наш опорный пункт, запасаясь сведениями об окрестностях Косматой Гривы, наводя справки о тамошних нравах и делая вылазки в местные захудалые забегаловки, но трактирщик пресек наши рассуждения на самой самонадеянной ноте. Он без обиняков заявил, что нам вообще следует держаться от Косматой Гривы как можно дальше.

Поэтому то Амелия и верещит сейчас. Видите ли, ей не понравилось то, что она услышала.

«Как у вас язык поворачивается говорить такие вещи?!» — вопросила она, второй раз за последние тридцать секунд доказывая, что ее глотка лишена глушителя звука. – «Если вы знаете, что зло затевается так близко от вашей деревни, то как вы можете скрывать это от местных властей? Неужели в вашем сердце совсем нет любви к справедливости?!»

Трактирщик воззрился на Амелию так, будто она внезапно отрастила ослиные уши.

«Л-любовь к чему?» — заикаясь, пробормотал он. – «Девочка, справедливость здесь ни при чем! Я же сказал вам, что все эти россказни о злодеяниях – не более чем слухи! Вы что, думаете, что я пойду к представителям власти с одними слухами, не имея доказательств? Я бы только заработал этим кучу неприятностей на свою голову!»

Трактирщик предъявил веский довод, но Амелия была не из тех, кого можно было сбить с панталыку здравым смыслом.

«Ну уж нет, я то вижу, что здесь происходит!» — объявила принцесса. Она запрыгнула на деревянный стул и потрясла своим правым кулаком высоко над головой. – «Здесь затевается великий заговор сил тьмы! Огромный вихрь зла закручивается где-то неподалеку!»

Если ты имеешь в виду вихрь сумасшедших мыслей прямо над твоей головой, то да.

Даже Гаурри уже начал беспокоиться. «Она опять за свое,» — прохныкал он страдающим голосом а-ля «мой – цыпленок – табака – опять – пережарился».

Я взяла Гаурри за локоть и отвела в дальний угол комнаты. Вопли Амелии навели меня на мысль, и я хотела обговорить ее – не говоря уже о том, что мне не хотелось быть замеченной в ее компании во время очередного приступа праведности.

«Слушай,» — шепотом пробормотала я на ухо Гаурри. – «Если исходить из поведения Амелии, то, скорее всего, посещение Косматой Гривы даже более опасно для нас, чем мы думали. Помни, у нее феноменальное чутье на зло.»

«Ну, я не знаю…» — начал Гаурри, но потом умолк.

«Ладно,» — выдохнула я. Памятуй о его крошечном мозге, напомнила себе я. – «А зачем Мазенде, которая, как мы знаем, вовсе не склонна к благотворительности, пытаться завлечь нас в эту деревню? Неужели ты думаешь, что ее слова можно принять за чистую монету?»

«Эхм, нет,» — робко ответил Гаурри. – «Это было бы глупо.»

«Так в чем же проблема, Гаурри?»

«Ну, в общем…» — Гаурри удалось родить в ответ только несколько односложных мычаний. Вскоре он уже сидел на ближайшем стуле с лицом, обезображенным работой мысли, поскрипывая извилинами.

«Давай посмотрим на это иначе,» — в конце концов сказал он. – «Все, кого мы встречали и все, что мы видели до сих пор, было вовсе не тем, чего мы ожидали, верно? Так, может, и с Косматой Гривой окажется та же штука – мы будем думать, что все из рук вон плохо, а потом придем туда – а там страусиная ферма или что-то в этом духе.»

Мне стало ясно, что дискуссия с Гаурри ничего полезного не принесет. «Забудь об этом,» — простонала я, и приволокла его обратно к столу.

Как раз к этому времени к нам присоединилась Амелия с очень многозначительным выражением на лице.

«Что случилось?» — спросила я. Но она не ответила, а только покачала головой.

«Не сейчас,» — прошептала принцесса. – «Поговорим, когда вернемся в свои комнаты.»

Гаурри и я переглянулись.

Ладно, подумала я. Значит ли это, что самое время забить тревогу?

Амелия, Гаурри и я собрались в среднем из трех смежных номеров, в которых мы расположились на ночлег. Выбрав для совещания именно это место и разговаривая вполголоса, мы снижали вероятность быть подслушанными лазутчиками. Нас вовсе не прельщало сделаться мишенью для излишнего любопытства местных жителей.

«Хорошо,» — сказала я Амелии. – «Давайте приступим к разговору.»

Принцесса сделала глубокий вдох, чтобы перевести дух. «Я знаю, что все это – слухи…» — начала она, после чего запнулась, так сильно стиснув челюсти, что я не на шутку испугалась за сохранность ее зубов.

«Мне удалось выяснить,» — медленно продолжила она, — «что некое тайное общество использует «Косматую Гриву» как свой форпост.»

«Мы это уже знаем.» — самодовольно ухмыльнулся Гаурри. – «Это же та самая шайка разбойников, которую под силу обратить в бегство женщине, так? Есть еще темы для разговора?» — он хлопнул в ладоши, безмерно довольный собой.

Дай ей сказать, придурок!

Амелия мрачно покачала головой. «Нет, не они. Это религиозный культ, а та женщина, Мазенда, и ее бандиты, вероятно, являются лишь его последователями.»

«Религиозный культ?» — переспросила я, подняв брови.

«Да. Но послушайте-ка это.» — Амелия сглотнула. – «Человек из обеденной комнаты внизу назвал его Культом Шабранигдо.»

«К-культом Шабранигдо?!» — взвизгнула я.

Рубиноокий Шабранигдо, Король Демонов, которого считают властелином всей тьмы мира. Безумно отвратительный ублюдок, на борьбу с которым мы угрохали в прошлом чертову уйму времени.

«Тсс! Ты говоришь слишком громко!» — упрекнула меня принцесса.

«Прости.» — Я наморщила лоб. – «Амелия, а ты уверена, что этим сведениям можно доверять?»

«Кто знает?» — ответила принцесса, примирительно пожав плечами. – «Как сказал ранее трактирщик, все это – слухи. Но мне это кажется весьма подозрительным. Я имею в виду, с чего бы людям из явно переполненного страхом городишки взять и ни с того ни с сего учредить Культ Шабранигдо? Ведь очевидно, что это – самая пугающая и омерзительная вещь из всего, что можно придумать.»

С минуту я размышляла над этим, но так и не увидела связи между известным лишь по слухам культом и Мазендой, желающей заманить меня в «Косматую Гриву».

«А ты то что про это думаешь?» — выпалила я.

Амелия на секунду задумалась, затем с беззаботной улыбкой заявила: «Пока ничего.»

Да, она и вправду улыбалась. Я еле удержалась от соблазна стереть эту улыбку с ее лица.

«Все, что знает трактирщик,» — продолжила Амелия, — «Это что Косматая Грива предположительно является центром культа и что существует большая вероятность того, что там творятся грязные делишки. Но это все, что он слышал; и я думаю, что это все, что он хотел слышать.»

Я нахмурилась. События развивались по все более запутанному сценарию, который вовсе не предусматривал благодати вроде ковровой – дорожки – усыпанной – бесхозными – сокровищами под нашими ногами.

«Лина?» — пискнул Гаурри. До сих пор он хранил абсолютное молчание, без сомнения грезя о следующей битве или завтраке. – «Кое – что, о чем она сообщила, начинает меня беспокоить.»

«Что именно?» — спросила я, приготовившись к ошеломляюще глупому вопросу.

«Шабуниградо. А что это такое?»

И да, он меня не подвел. В некоторых случаях всегда можно рассчитывать на Гаурри.

«Шабранигдо, мистер Гаурри.» — поправила его Амелия. Даже она, казалось, была потрясена кашей в голове моего спутника, поскольку повернулась ко мне с выражением на лице, явно вопрошающим: «С ним все в порядке?»

Гаурри, однако, этого не заметил, и преспокойно сидел, почесывая в затылке.

«Ммм,» — промямлил он. – «Сдается мне, что я слышал это имя раньше. У меня очень туго с запоминанием имен, особенно длинных, как это.»

«Гаурри, ты слабоумный…!» — мне удалось сдержаться, не закончив фразу.

«Но,» — возмутился Гаурри. – «Лина, это же не важная персона или что-то в этом роде. Это всего лишь имя, верно?»

«Конечно это важная персона!» — заорала я. – «Как ты можешь не помнить Шабранигдо?!»

«Эээ…» — Гаурри запнулся и умолк. – «Ну, это…»

«Король Монстров!» — прорычала я. – «Воплощение сил зла! Алые глаза, вот такой огромадный, источающий яд тысячи предсмертных проклятий?!»

После недолгого размышления над полученной информацией Гаурри кивнул и шлепнул по ладони кулаком. «Ах, да,» — объявил он. – «Этот чувак. Теперь я вспомнил.»

Гаурри не только идиот, он к тому же еще и лжец.

«Интересно, а что это вообще за культ такой?» — рискнула высказаться я. – «Что им нужно? Сомневаюсь, что они собираются организовать симпозиум по методологии зла с Королем Монстров в качестве почетного гостя.»

«Мне удалось кое – что пронюхать.» — зловеще прошептала Амелия. – «Очевидно, их злое верование требует от них вещественных жертвоприношений для утоления алчности Короля Монстров.»

Хмм. Если это было правдой, то становилось понятно, зачем были нужны бандиты. Сначала вы захватываете очень тихую и процветающую деревеньку. Затем, чтобы ублажить жадность охочего до чужого Короля Монстров, вы крадете у местных жителей все их пожитки, а после начинаете терроризировать округу, грабя всех, кого только можно.

«Если этот культ существует,» — сказала я, — «Тогда бандиты, с которыми мы тогда связались, являются его последователями, так?»

«Это именно то, что я думаю!» — взволнованно воскликнула Амелия. Она ликующе потрясла кулаком в воздухе. – «Не важно, сколько людей сбилось с пути истинного и предалось тьме, не важно, сколько людей присоединилось к культу, пожертвовав элементарными приличиями ради приобщенности к нему, нам не нужно их бояться!» — Теперь она уже стояла, вновь напустив на себя героический вид. – «Пока существует справедливость, победа обязательно будет за нами!»

Гаурри перестал грызть ноготь. – «Но нам придется туговато без магии Лины.»

«Правильно.» — согласилась я. – «Кстати, насчет магии.» — Я быстро начала читать заклинание.

«Лайтинг!»

Я успела заметить слабое световое мерцание на кончике своего пальца. Но оно почти сразу же исчезло, оставив нас таращиться на изящный, но ничем более не примечательный палец.

«Эй!» — прощебетала Амелия. – «Я что-то видела!»

Я кивнула в ответ. – «Полагаю, что это выглядело довольно убого для светового заклинания, но это доказывает, что барьер, поставленный пентаграммой, ослабевает.» — Тут я вздохнула. – «К сожалению,» — продолжила я, — «Лайтинг – это все, что я могу наколдовать в текущий момент. Можно забыть о боевых заклинаниях; едва ли я буду способна на большее, чем вызов порыва ветра.»

«Не унывай!» — весело сказал Гаурри, хлопая меня по спине. – «Ведь это значит, что со временем силы к тебе вернутся? Просто подожди немного.»

«Все не так просто.» — уныло пробубнила я. – «На полное восстановление сил уйдут годы! И даже тогда нет никакой гарантии, что я снова смогу использовать все мои заклятья.» — Я сжала кулаки. Дурацкая Мазенда!

«В любом случае, нам прежде всего требуется подготовить домашнюю работу. Кто-то должен проверить любые слухи, касающиеся тайного убежища культа, и собрать всю имеющуюся в наличии информацию о деревне Косматая Грива. Придется с этим повозиться, правда, Гаурри?»

Гаурри поднял глаза, перестав пялиться в пол. – «Что ты этим хочешь сказать?»

«Ой, видишь ли,» — ответила я так невинно, как только могла. – «В первую очередь, я абсолютно уверена, что наш враг осведомлен о том, как мы выглядим. Поэтому, что бы мы ни собирались сделать, мы должны осуществить это под покровом темноты.»

Гаурри нахмурился. – «И?»

«И темнота – это злейший враг красавицы,» — выдала я, надеясь озадачить Гаурри своей глубокомысленностью.

Амелия, сидевшая рядышком, кивнула при моих словах. Она уже поняла, к чему я клоню, но Гаурри снова начал тормозить.

«Ух,» — Гаурри так сильно нахмурил брови, что с легкостью мог бы сейчас сойти за деревенского дурачка.

Чувствуя, что я запутала Гаурри до той степени неясности, из которой нет возврата, я решила ковать железо, пока горячо: «Поэтому я должна скромно отметить, что имеющуюся задачу должен решать тот, кто наименее обременен красотой лица и тела. Это автоматически делает нашим храбрым разведчиком тебя, Гаурри! Поздравляю!»

Гаурри мигнул. «П-постой,» — слабо пробормотал он. – «За кого ты меня принимаешь, за диверсанта? Ты думаешь, что я каждую ночь скитаюсь по горным хребтам, шпионя и вынюхивая новости?»

«Хо-хо!» — рассмеялась я, лукаво подмигнув Гаурри. – «Да ты просто создан для этого!»

«Даже не думай об этом! Даже я знаю, как опасен подобный вид разведки. Ты меня не обманешь своими велеречивыми разговорами, не рассчитывай, что я пойду туда только потому, что ты так сказала…» — поток слов Гаурри иссяк. Он уселся, тяжело дыша, пока я, почесывая голову, пыталась измыслить новую стратегию.

«Ты предъявил веский довод, Гаурри,» — в конце концов признала я. – «Не мне принимать это решение. Если мы решим вопрос должным образом, как товарищи, тогда у тебя не возникнет претензий?»

«Ну, нет, конечно.» — пугливо ответил Гаурри. – «Я был бы рад, если бы мы устроили все по-честному.»

И тут, без малейшего труда, я набросила на добычу сеть!

«Ладно,» — сказала я, — «Мы проголосуем! Все, кто думает, что нашим лазутчиком должен быть Гаурри, поднимите руку.»

Амелия и я одновременно вытянули руки.

«Тогда решено.» — я улыбнулась Гаурри. – «Удачи!»

«Эй!»

«Мистер Гаурри,» — мурлыкнула Амелия. Она торжественно насупилась и потрепала его по плечу. – «Я чувствую боль в вашем сердце, но знаю, что вы послужите высоким идеалам демократии.» — Она даже хлюпнула носом.

Никогда не изменявший своей мужественности Гаурри выпрямился и подавил рыдания. Я уже начала волноваться за парня, когда он внезапно просиял.

«Ага!» — ликующе воскликнул он, указав пальцем прямо мне в лицо. – «Теряешь хватку, Лина! В твоей схеме есть одно слабое звено!»

«Ч-что?!» — У моих схем нет изъянов, поэтому я решила обидеться.

Мой спутник гордо встал и скрестил руки на груди. – «Ты что, правда думаешь, что, послав на разведку меня, не имеющего ни малейшего понятия о происходящем, что-то для нас выгадаешь?» — с издевкой произнес он. – «Да за кого ты меня принимаешь?»

Это было, словно мою голову со всей силы ударили молотом. «Ой!» — вскрикнула я, чуть не упав со стула. Гаурри, проявивший проницательность? – «Ты пугаешь меня, Гаурри. Значит ли это, что твои мозги наконец-то приняли форму?»

«Сейчас, только погоди…» — Гаурри бросил на меня сердитый взгляд и погрозил пальцем. – «Не надо говорить о мозгах людей, как будто это груди!»

Ладно, теперь мы видим, на что этот парень направляет свой интеллект.

Я как раз придумывала остроумный ответ на реплику зациклившегося на груди Гаурри, когда дверь в нашу комнату распахнулась. Чуть не слетев с петель, деревянная створка хлопнула по стене, заставив всех нас броситься к оружию.

«Извините!» — брюзгливо заворчал наш нежданный гость. – «Вы не могли бы вести себя немножечко потише?»

Дюжий и сердито пыхтящий трактирщик стоял в дверном проеме, уперев руки в бока. Должна вам сказать, что это было достаточно устрашающее зрелище. Все, что смогла придумать в ответ наша троица, было – извиниться, причем очень тихо.

В конечном итоге, мы решили выбрать разведчика, используя единственный старый и проверенный способ, с которым ознакомились во время нашей сознательной жизни: «камень – ножницы – бумага». Как жаль, что все мы выбрали «камень».

Бесчисленные факелы мерцали в темноте. Их крошечные огоньки озаряли просторную арену, плавно изогнутые стены неясно маячили над сборищем сотен людей в масках.

«Их здесь гораздо больше, чем я ожидала,» — прошептала я.

Мы сделали вылазку далеко вглубь горного хребта недалеко от Косматой Гривы. Амфитеатр, в котором мы спрятались, возможно, выглядел впечатляюще в пору своей юности, но медленное разрушение под воздействием времени – не говоря уже о человеческой небрежности – превратило его в ощерившуюся обломками, обветшалую развалину.

Вся наша троица взгромоздилась, как на насест, на самую высокую кромку амфитеатра, наиболее удаленную от действа, происходящего внизу. Все верхние скамьи были наиболее подточены временем, и до них было практически невозможно добраться – разве только вы знаете, как использовать левитацию. А это означало, что поблизости не было охранников, к тому же тени и высота отвесной стены, на которой мы примостились, делали нас практически невидимыми для находящихся внизу. Амелия обнаружила эти руины прошлой ночью. Я мысленно напомнила себе дать ей позже за это печенье.

«Эти парни мне не нравятся,» — пробормотал Гаурри.

«Я то думала, что у культа будет немного последователей,» — пояснила я, — «но это просто немыслимо. Должно быть, их верования довольно популярны, если они могут собрать толпу в такой глуши.»

«Немыслимо – это да,» — огрызнулась Амелия. – «Адепты зла в месте, столь почитаемом, как это? Неужели слово справедливость не имеет здесь значения?!» — Ее руки сжались в кулаки. – «Я этого не прощу!»

Я не обратила на нее внимания. Этому можно научиться после некоторого времени.

Мы выжидали, разглядывая собрание внизу. Несколькими минутами позже, толпа в масках взорвалась приветственными возгласами.

«Кто-то идет!» — воскликнул Гаурри, констатируя очевидное.

И да, ребята, за это мы его и любим!

Пять человек появилось из коридора, через который участники боев когда-то проходили на арену амфитеатра. Мантии и накидки вновь прибывших были глубокого алого цвета, и все эти люди потрясали чем- то вроде мечей, используемых палачами, с клинками, окрашенными тем же багрянцем. В то время как четверо из них были в масках – конечно же, в красных – лицо пятого и последнего человека было открытым. Личины, которые они носили, отличались от масок рядовых последователей культа; вероятно, их стиль указывал на их ранг.

Человек с открытым лицом прошел к центру арены. Четверо остальных держались от него на расстоянии шести шагов, все они развернулись в четыре стороны света по направлениям компаса: на север, юг, восток и запад.

«Понятно,» — с отвращением прорычала Амелия. – «Пятеро слуг!»

«Слуг?» — промямлил Гаурри. – «Кто, черт побери, они такие?» — он поглядел в мою сторону, поэтому я сделала ему одолжение, дав базовое объяснение.

«Они изображают пятерых высокопоставленных Мазоку, тех, кому дал рождение Рубиноокий Шабранигдо.» — Я не знала, была ли эта история правдой или легендой, но слово в слово выучила ее наизусть. Ну что еще я могу сказать? Просто я – любитель хороших сказок.

«Да,» — подхватила Амелия. – «Четверо по бокам представляют Дракона Хаоса, Глубоководную Дольфин, Дайнаста и Королеву – Зверя.» — она сделала глубокий вдох, а потом добавила, — «А человек в центре – это Хеллмастер. Имена зависят от их местоположения.»

 

Однако я сомневалась, что мужчина в центре является настоящим основателем культа. Он бы казался худым по сравнению с любым находящимся рядом человеком. Фактически он выглядел, как оголодавший третьесортный маг-злодей, к тому же напрочь лишенный обаяния.

«Господа!» — возвестил человек. Вопреки плюгавой наружности говорившего, его голос оказался на удивление зычным. – «Спешу сообщить вам хорошую новость! Магистр Кротц очень скоро к нам вернется!»

Волна аплодисментов захлестнула амфитеатр до краев. Я могла только гадать, что, судя по восторженным откликам, этот тип – Кротц — был предводителем клана. Так какого черта к сборищу сейчас обращается эта тощая задница? Он что, его заместитель?

«Более того,» — продолжил оратор, — «Мне сообщили, что он добыл вещь, которую мы так долго искали!» — Тут в его голосе зазвучали истово-ревностные нотки, даже с каким – то оттенком праведности. Аплодисменты, последовавшие за его словами, были еще громче и восторженней.

«Теперь нас ничто не остановит! Лицемеры, поклоняющиеся Цефеиду и другим фальшивым богам, узнают, как они заблуждались! Обретя истинную мощь, мы сможем получить все, чего захотим!»

Это чучело определенно наслаждается звучанием собственного голоса.

Я украдкой бросила быстрый взгляд на Амелию, чтобы посмотреть, как она держится. Крыша девочки имела обыкновение съезжать по малейшему поводу, а стихийное бедствие масштаба Амелии – это последнее, в чем мы сейчас нуждались. Я видела, как она с угрюмым выражением лица что-то бормочет себе под нос, но тем не менее ей пока удавалось оставаться в рамках.

Человек внизу продолжил свою речь: «Природа бытия противоречива, а, стало быть, порочна. Мы не потерпим подобную …»

И тут Амелию прорвало. Она неожиданно стрелой бросилась вперед и начала сеять хаос.

«Burst Rond

С десяток шаров ослепительного света расцвело вокруг принцессы, а затем низринулось на арену.

ВЗРЫВ!

«Айааааай!» — заверещал сектант в маске.

«Йиииии!» — выкрикнул другой, свалившись со своего яруса на скамьи внизу.

Вспышки пламени и вопли прорезали пространство арены для собраний из конца в конец. Это был ад кромешный!

Я немедленно опустилась на землю, где и притаилась, сжавшись в комок и закрыв голову руками. Проклятье! – подумалось мне. Я должна была догадаться!

Предшествующее заварухе бормотание Амелии вовсе не свидетельствовало об ее попытках сдержать ярость, а, напротив, взывало к силе беспощадного боевого заклятья. Кстати, бесплатный совет: если вы собираетесь оторваться на полную катушку с атакующей магией, то, по крайней мере, предупредите своих товарищей, когда ринетесь в драку.

А сейчас выслушайте меня, пока у вас не сложилось впечатление, что обстрел арены порожденными чарами файерболлами разнес руины до основания. Мощность этого заклинания невысока, поэтому наносимый им ущерб имеет избирательный характер – прямые попадания превращают цель в подгоревший тост, но неточные удары далеко не столь эффективны. К несчастью, его оказалось достаточно для того, чтобы сделать официальное заявление, звучащее крайне просто: Амелия от лица всей нашей троицы объявила войну Культу Шабранигдо.

В скором времени нас обнаружили.

«Глянь-ка туда, наверх!» — я услышала, как выкрикнул один из сектантов.

«Я кого-то заметил!» — завопил другой. – «У нас что, нет дозорных?»

И в это самое мгновение Амелия продолжила выступление. Не уверена, хотела ли я, чтобы она вновь ввязалась в гущу событий.

«Лайтинг!» — воскликнула принцесса. Заклинание высветило большой участок неба прямо над ней.

«Слушайте и внемлите, о вы, поклоняющиеся тьме!» — обратилась она к теснящимся внизу людям. – «Сколько бы заблуждений вас не окружало, существует лишь одна истина! Если среди вас есть хотя бы один, несущий свет правды в сердце, осознайте греховность выбранного вами пути и изберите стезю добра – по вашей собственной воле!»

«Избавьтесь от них!» — приказал давешний докладчик.

Большой, однако, сюрприз.

Как только этот тощий майский шест отдал команду, «верующие» сбились в толпу и двинулись на нас. Но им не удалось подойти близко; как я говорила, место, которое мы выбрали как наблюдательный пункт, было довольно труднодоступным, поэтому все, что могли сделать сектанты, было – сквернословить, топать ногами и сокрушенно нас рассматривать.

«Амелия!» — прокричала я. – «Гаурри! Мы должны сделать тактическое отступление!»

«Но почему? – возмутилась Амелия. – «Мы сразимся со всеми ними здесь и…»

«Мы не можем сражаться на этой шаткой опоре!» — выпалила я в ответ, оборвав Амелию на полуслове. – «Что мы будем делать, если один из них сможет использовать атакующие заклятья? Ярус под нами и без того едва ни разваливается!»

«Н-но показать спины врагу…» — выразила недовольство Амелия.

«Стерпи преходящее бесчестье, отступи, а затем возвратись и нанеси ответный удар!» — многозначительно ответила ей я, вспомнив слова, которые вдолбили мне в голову в мою бытность волшебницей – стажером. Полагаю, что я все-таки уделяла внимание одному — двум предметам из тех, которым учат в школе.

«Именно так и поступают Чемпионы Справедливости!» — ободрительно добавила я.

Ярость в глазах Амелии угасла. «Ты права!» — воскликнула она, быстро сменив сердитую интонацию на воодушевленную. – «Это абсолютно верно!» После чего принцесса немедленно начала произносить еще одно заклятье.

Мне повезло, что из-за добродетельности Амелии ею крайне легко манипулировать.

«Левитация!» — прокричала она. Заклинание Амелии подняло всю нашу троицу в небо.

«Волшебство!» — взвизгнул человек внизу, разозленный настолько же, насколько и потрясенный.

«Эй, вы!» — прорычал другой. – «Вам так просто не скрыться! Всем выйти наружу!» — Бесчисленные люди в масках начали драться между собой, ломанувшись к ближайшим выходам.

Они уже начинали меня нервировать. «Скорее, Амелия!»

«Быстрее уже некуда!» — возразила она, в то время как мы летели прочь от погони над верхушками деревьев.

Гаурри не проронил ни слова, но в этом и не было необходимости. Пот, градом катящийся со лба парня, все сказал за него.

Заклятье Левитации наделяет превосходной маневренностью в ущерб скорости; оно позволяет лететь не быстрее идущего пешком взрослого человека. Когда мы приземлились на землю, я увидела, что преследователи уже настигают нас.

«В лес!» — завопила Амелия. Говоря это, она пустилась наутек и даже не удосужилась удостовериться, что Гаурри и я последовали за ней. Позади мы слышали дежурные фразы, которые обычно используют все участники погони: «Вперед!» и «Сюда!». При сложившихся обстоятельствах я была вовсе не склонна урезать нашим преследователям оценку их артистизма за отсутствие своеобразия; громадная банда выглядела достаточно угрожающей для того, чтобы убедить нас удирать через рощу со всей мочи, спасая наши задницы.

Внезапно Амелия свернула с тропы и углубилась в лес.

«Вы, оба, дайте руки!» — позвала нас она, протянув каждому свою ладонь. Гаурри и я схватились за ее кисти. По всей видимости, Амелия уже произнесла заклятье и ожидала результата, но чары, готовые к использованию, были весьма необычными, а потому момент воскресил в моей памяти не самые приятные воспоминания.

«Темный Туман!» В тот самый миг, когда принцесса это сказала, мир сделался черным, как смоль.

В Темном Тумане невозможно увидеть собственную руку напротив лица. Конечно, это также означало, что никто из наших преследователей не мог нас заметить. Мы ориентировались в темноте на ощупь, но, по крайней мере, мы были надежно спрятаны.

Некий наемный убийца однажды применил эти чары против меня. Я оценила скрытые возможности заклинания, но оно стало вызывать у меня тошноту.

«Амелия!» — окликнула я принцессу. – «Где ты этому научилась?»

Я могла поклясться, что ее высочество улыбается в темноте. «Это заклинание показалось мне полезным, поэтому я изучила его в тайне.»

«Славно!» — сказала я, сдавленно хихикнув. – «Твой отец сорвался бы с катушек, если бы узнал. Гаурри, тебе следует брать с Амелии пример и быть более инициативным.»

Я услышала, как Гаурри пробурчал «Но…» или что-то из того же репертуара.

«Там!» — прозвучал голос за завесой Темного Тумана. – «Я слышу голоса!»

Гаурри быстро оборвал фразу, которую собирался сказать, как только мы осознали, насколько близко к нам подобрались преследователи. Наша троица поспешно умолкла.

«Сюда!» — закричал другой сектант. – «Я ясно слышал голоса вон таааа…?!»

«Что стрясло… — ух ты! Что делает эта черная дрянь посреди лесной чащобы?»

Похоже, что Темный Туман сбил погоню с нашего следа. В мерцании факелов туман, вероятно, казался не более чем огромным бесформенным сгустком темноты. Уверена, что он привел наших преследователей в трепет.

Молодец, Амелия!

«Оно окружило меня! – выкрикнул исполненный ужаса голос. – «Я ни черта здесь не вижу! Должно быть, это какое – то волшебство!»

«Проклятье!» — взвыл другой. – «Кто-нибудь, позовите Леди Мазенду!»

«Она же в храме!» — парировал третий преследователь.

В храме, да? Ну вот, к чему-то мы уже пришли.

«Эй, Лина!» — позвал меня Гаурри. – «Ты не собираешься прекратить бежать через минуточку?»

К тому времени мы уже оставили позади две деревни, уходя все дальше от Косматой Гривы. Никто из нас не произносил ни слова, пока Гаурри не задал внезапно свой вопрос; мы были так заняты поспешным бегством от шайки ползучих гадов в масках, что даже не побеспокоились о том, что нам делать дальше. Уже несколько часов мы были на ногах, не давая себе ни секунды роздыха.

«Правильно,» — жалобно взвизгнула Амелия, тяжело дыша. – «Скоро уже рассвет. Давайте передохнем, пожалуйста?» Она выглядела так, будто готова была свалиться с ног от усталости в любой момент.

Я и сама вымоталась донельзя, да к тому же ужасно натерла ноги. Однако Гаурри изумил меня; даже после всей этой беготни он был абсолютно спокойным и полным самообладания, не выказывая ни малейших признаков усталости, и даже не замедлил шаг. Да парень просто машина.

Все, что меня сейчас заботило, было – уйти от врага настолько далеко, насколько позволяют человеческие силы. Конечно, всегда была возможность разбить лагерь в лесу, но Амелия и я чертовски быстро забраковали эту идею. Поэтому никакого отдыха.

«Кстати о птичках,» — утомленно пискнула Амелия (хотя и на это ее хватило с трудом), — «О чем это вы раздумываете, Мисс Лина, с тех пор, как мы покинули то место? Надеюсь, о плане контратаки.»

«А может, нам было бы лучше сразиться там с этими типами?» — спросил Гаурри. – «Мы могли бы уничтожить их всех одним ударом.»

Гаурри рассуждал, как годовалый ребенок, и я к этому уже привыкла, но мне было очень досадно наблюдать, как Амелия энергично кивнула головой, одобряя его предложение. Должно быть, недосып затуманил ее рассудок.

«Прежде всего,» — возразила им я, — «Даже разнеси мы в пух и прах место их сборищ, это не принесло бы особого результата. Вы что, не помните? Их предводитель был где-то в отъезде; так сказал тот тип, который толкал речь.»

«Ты имеешь в виду, что это не было их главное логово?» — спросил Гаурри, наморщив в замешательстве лицо.

«Ох,» — простонала я. – «Гаурри, с каких это пор безобразная развалина вроде того амфитеатра является хорошим местом для секретной базы? Даже если она скрыта в лесу, ее обнаружат сразу же, как только кто-нибудь отважится пройти немного подальше в горы. А кроме того, ты что, не помнишь, как один из тех парней в масках сказал, что Мазенда находится в храме?»

«В храме? Кто-то так сказал?»

Внезапно я почувствовала себя так, словно врезалась головой в ближайшее дерево.

«Точно!» — взволнованно выдохнула я. – «Мазенды не было нигде видно, когда Амелия запустила свой салют. А потому, рассуждая логически, место, которое они зовут «храмом», находится не там, где проводят встречи адепты культа. Ты понимаешь, к чему я веду?» — я скосила на моего спутника глаза, ожидая его ответа.

Гаурри продумал все услышанное. – «Тогда храм и есть их главный штаб.»

«Отлично,» — с облегчением вздохнула я. – «Во всяком случае, победа над Мазендой и восстановление моих магических сил должны возглавлять список наших первостепенных задач на текущий момент. Тебе понятно, да?»

Гаурри поднял палец и задрал к небу подбородок. «Ахххх,» — произнес он, а затем довольно глупо добавил, — «Нет.»

«Гаурри!»

«Постой,» — прервал меня мой спутник, и его тон сделался более веским. – «Глянь-ка на Амелию.»

«На Амелию?» — повторила я, а затем обернулась.

Что за черт?

Амелия просто застыла на месте, неподвижная, как статуя, ее руки повисли вдоль боков, в то время как глаза таращились в пространство. Гаурри шагнул к ней и помахал рукой перед ее лицом. Потом он щелкнул пальцами в нескольких дюймах от носа принцессы.

«Не волнуйся,» — в конце концов сказал мой спутник. – «Она просто заснула стоя. Давай оставим ее ненадолго в покое.»

«Извини, что ты сказал?» — я подскакала к Гаурри, топая ногами. – «Мы не в том положении, чтобы «оставить ее в покое», гений. Используй хоть раз по назначению ту кашу, которая у тебя промеж ушей.»

Я повернулась к принцессе. «Эй!» — прокричала я. – «Амелия! Я к тебе обращаюсь!» — я несколько раз встряхнула ее за плечи, пока ее веки не открылись, затрепетав.

«Ах,» — она защебетала, как маленькая птичка. – «Мисс Лина.»

«Что, не привыкла полуночничать?»

«Нет,» — прочирикала она. – «У меня… хороший… сон.»

Ох, лучше не говори.

«Тогда у нас нет выбора,» — решила я. – «Гаурри, тебе придется нести ее на спине.»

Но Гаурри уже вырубился, свалившись наземь, и храпел.

«АРГХ!» — заорала я. – «Вставай, идиот! Здесь не место для сна!»

Мои вопли вернули его из страны грез. «Ты права,» — согласился Гаурри, зевая и поднимаясь на ноги. – «Действительно, не место.» И тут в долю секунды на его лице внезапно появилось очень напряженное выражение. Он уже обнажил клинок, пока я только пыталась понять, что стряслось.

В следующее мгновение до меня дошло, в чем дело – я почувствовала присутствие чужаков. Мне потребовалось немного времени, чтобы уловить сигнал тревоги; все – таки я устала больше, чем думала.

«Враг?» — спросила Амелия. В ее глазах тоже сверкнула тревога, они засветились вниманием. Чувство опасности полностью согнало с нее дремоту.

Ветви деревьев перед нами захрустели.

«Лина, послушай меня,» — тихо сказал Гаурри. – «Забирай Амелию и беги отсюда. Я останусь и задержу их.»

«Т-ты спятил?» — заикаясь, недоверчиво произнесла я. – «Ты хоть уверен, что нас атакуют!?»

«Да, и должен сказать, что они не любители. Ты не можешь колдовать, а у Амелии не осталось ни капли силы. Позволь мне заняться ими.»

«Ах,» — прокаркал кто-то из-за деревьев. – «Довольно оптимистическая точка зрения, как вам кажется?»

Голос был мужским и высоким. Мы вглядывались в лесные тени, но я никого не смогла увидеть. Кто бы ни собирался напасть на нас из засады, он очень хорошо спрятался.

«Прекрати скрываться, как трусливый злодей, и покажись!» — пронзительно выкрикнула Амелия, но существо за деревьями даже не удосужилось ей ответить.

Прошли минуты долгого, напряженного молчания, прежде чем мужской голос снова заговорил. – «Я восхищаюсь наглостью, с которой вы развязали драку во время собрания, пока мы отсутствовали,» — отметил он. – «Тогда вам посчастливилось избежать встречи с нами, но сейчас вашему везению пришел конец. Все, чего вам удалось достигнуть – это отсрочить собственную смерть». – Голос внезапно начал хихикать.

Извини, я что, прослушала что-то смешное?

«Гилфа,» — прорычал второй голос. – «Ты слишком много болтаешь.»

В отличие от нашего первого собеседника, в случае со вторым я смогла ясно увидеть, кто – или, скорее, что – говорило: человек – зверь. На первый взгляд он напоминал ящерицу, но, присмотревшись повнимательней, можно было заметить некоторые впечатляющие отличия. Если судить по большому горбу на его спине, напоминающему змеиный капюшон, то он, вероятно, являлся гибридом черной кобры и человека.

В его руке был огромный меч, низко свесившийся к земле. Его лезвие было достаточно длинным, чтобы достать до макушки головы Гаурри; должна признать, что выглядел он очень впечатляюще.

«Как это грубо с твоей стороны, Ведар,» — сдавленно закудахтал тот, кого звали Гилфа. – «Я просто хочу, чтобы эти короткоживущие людишки знали, с кем имеют дело.»

«Это неуместно,» — огрызнулся Ведар, человек-зверь. – «У нас был приказ «догнать и убить». Выполнить его – наша работа. Общение с ними – это пустая трата времени.»

Ведар угрожающе шагнул к нам из-под покрова деревьев. Тогда то я и заметила, что Гаурри осторожно убрал меч обратно в ножны, и вытаскивает из бокового кармана иглу. Наших гостей ожидал большой сюрприз – Меч Света!

Желаете справку по предыстории? Получите, распишитесь. Давным-давно, когда Сайрааг назывался Городом Волшебства, Демон-Зверь Занаффар разрушил его до основания. Рассказывают, что Занаффар был повержен легендарным мечом, направившим волю и энергию владельца через клинок таким образом, что Демон-Зверь оказался рассеченным напополам. И да, поясняю для наших самых маленьких слушателей — я говорю о Мече Света.

Хотя Гаурри и поражал людей время от времени своей тупостью, но он являлся законным владельцем Меча Света, унаследовавшим его по праву, и, надо отметить, чрезвычайно искусным владельцем.

То, что Гаурри без раздумий решил прибегнуть к этому оружию, означало, что он считал ситуацию довольно опасной. Наши противники не особо меня впечатлили, но я догадывалась, что мечник увидел в них нечто, ускользнувшее от моего внимания.

«Лина!» — предупредил Гаурри. – «Амелия! Осторожнее!» — Он не сводил взгляда с Ведара. – «Там есть еще кто-то третий!»

Я моргнула. Третий?

«Вот это да,» — проворковал Гилфа. – «Впечатляет. Ведар, ты слышишь? Гроуж совершенно незаметен, но этот парень все-таки может обнаружить его присутствие.» — голос Гилфы звучал настолько беззаботно, что можно было подумать, будто он приглашает нас попить чайку вечером. – «В самом деле, очень впечатляет.»

Судя по направлению, откуда доносился голос Гилфы, он притаился сразу за Ведаром – но было совершенно ясно видно, что Ведар стоял один. Я не могла понять, каким образом Гилфе удается так направлять звук своего голоса; ну разве что один из наших противников был профессиональным чревовещателем. Я пронзала взглядом листву, ища знаки присутствия невидимого врага.

Сквозь тело Ведара медленно начала струиться энергия, и вот тогда-то и началась суматоха.

«Flair Arrow!» — выкрикнула Амелия.

Я была так поглощена высматриванием невидимого Гилфы, что не заметила, как она произносит заклинание.

ВЗРЫВ!

Я была потрясена. Парой минут ранее Амелия заснула стоя, но сейчас она произвела несколько точных выстрелов по Ведару. И в то самое мгновение, когда ударили разряды, Гаурри бросился к противнику!

«Да будет свет!» — воскликнул Гаурри. Взмахнув перед собой Мечом Света, он рассек Ведара вместе с его замечательным мечом на две аккуратные половинки.

По крайней мере, так должно было быть.

«Ух?» — пробормотал Гаурри, и в его голосе прозвучало недоумение, смешанное с болью. Он открыл рот, ловя воздух, и отступил назад, пытаясь отдышаться. Тогда то я и увидела глубокую пробоину в его железном нагруднике, покрытом рисунком в виде драконьей чешуи.

Какого черта? – подумала я. Может, я и нетвердо держалась на ногах от недосыпа, но я знала, что видела.

В тот момент, когда Гаурри выхватил Меч Света, тень Ведара сорвалась с земли и атаковала мечника несколькими призрачными клинками. Пока Гаурри рубился с клинками Мечом Света, Ведар взмахнул своим огромным мечом и пробил нагрудник моего спутника.

«Ха-ха!» — загоготал Гилфа. – «Ведар, ты только посмотри на это! Меч Света! Не знаю, как насчет его мастерства, но его клинок – посрамление для твоего!» — Гилфа опять закудахтал. – «Он даже рассек мою тень!»

Что-то определенно показалось этому парню уморительным. Я была рада, что хоть кому-то смешно.

«Неплохая попытка,» — со злым воодушевлением прощебетал Гилфа, — «но боюсь, что вы просчитались. Заклинание вроде этого не оставит на теле Ведара даже царапины.»

Только этого нам не хватало. Кажется, Ведар обладал магической защитой, присущей низкоуровневым демонам. Ранее я сталкивалась со зверочеловеком с похожим типом невосприимчивости к магии, но тем не менее это все равно было плохой новостью.

«Заткнись!» — прорычал Гилфе человек – зверь.

В точности то, что я думала.

«Ох!» — проухал Гилфа. – «Да брось ты, Ведар. Если бы я не использовал свою тень, твой меч рассекли бы на кусочки. А кем бы ты был без своего меча? Трупом, как мне кажется.»

Я начала догадываться, что Гилфа был Повелителем Теней. Этот денек продолжает становиться все лучше и лучше.

«В любом случае,» — продолжил Гилфа, — «У наших противников нет никаких шансов.» Затем он продолжил хихикать.

«Но попытаться стоит!» — вызывающе прорычал Гаурри, вскочив на ноги. С этими совершенно бессмысленными словами он снова кинулся на Ведара.

Гилфа все еще сбивал меня с толку. Каким бы умелым Повелителем Теней он ни был, я никогда не слышала о ком-либо, способном говорить через тень другого человека. Было ли это возможно?

«Мистер Гаурри!» — прокричала Амелия. – «Тень!»

«Сейчас я ей задам!» — выкрикнул в ответ Гаурри, рванув с места с Мечом Света, высоко поднятым над головой. Прежде, чем я успела что-то заметить, он уже был над тенью Ведара, вонзая меч в… ну, в тот участок земли, на который тень Ведара падала.

Ведар воспользовался моментом и рубанул сплеча сверху вниз, крутанув своим здоровенным мечом в высоком замахе. Гаурри парировал удар с невероятной скоростью и, что еще лучше, ухитрился разрубить оружие Ведара пополам с такой легкостью, словно резал теплое масло.

Вот тогда то левый кулак Ведара и ударил прямиком в живот Гаурри.

«Агххх!» — задохнулся мечник.

«Гаурри!» — закричала я.

Удар Ведара заставил Гаурри отлететь назад на несколько шагов. Пока мечник скользил по земле, человек-зверь ринулся прямиком к нему, но Гаурри был слишком быстр – к тому времени, когда Ведар приблизился, мой спутник уже пришел в себя настолько, что вскочил на ноги, вновь схватив Меч Света.

Ведар отступил. Он, вероятно, уже догадался, что без меча у него не было никаких шансов против Гаурри.

«Довольно неумело с твоей стороны, Ведар,» — произнес Гилфа с ноткой раздражения в голосе. – «Теперь у нас нет иного выбора, кроме как призвать мощь Гроужа.»

«Нет выбора,» — сокрушенно согласился человек-зверь.

«Ты имеешь в виду, что тень не была Гроужем?» — выпалила Амелия. Она, очевидно, полагала, что Гроуж притаился в тени Ведара.

«Бегите!» — закричал нам Гаурри. – «Обе, уходите отсюда! Я сам позабочусь об этих типах!» Я заметила, что из уголка его рта тонкой струйкой сочится кровь.

«Ни за что!» — выпалила в ответ я. – «Ты же истекаешь кровью!»

«Да я просто язык прикусил! А теперь убирайтесь отсюда!»

Моя душа восставала против этого всеми своими фибрами, но я знала, что мне следовало сделать. «Ну… ладно,» — прорычала я.

«Мисс Лина?»

Как бы не претило мне признавать это, но Гаурри был прав. «Нам нет смысла оставаться здесь,» — сказала я Амелии. – «Твои заклинания ни черта не помогут, а что до меня, то я… я в настоящий момент обуза. Я только буду мешать.»

Сказать последнее для меня было все равно, что повернуть нож у себя в животе, но это было так. Несмотря на все мои прочие боевые навыки, я знала, что с моим главным оружием – моей магией – запечатанной, я буду для Гаурри бесполезной.

Амелия обеспокоено нахмурилась, но спорить не стала.

«Гаурри!» — прокричала я. – «Мы уходим!»

«Я догоню вас позже!» — проорал он в ответ. – «Амелия, позаботься о Лине!» Гаурри оглянулся и посмотрел на меня, в его глазах промелькнула тень беспокойства. Он сделал все возможное для того, чтобы храбро улыбнуться, затем резко развернулся и нацелил меч на Ведара.

«Давай покончим с этим, уродец. Выводи своего дружка, и мы честно сразимся лицом к лицу!» «Отлично,» — осклабился Ведар. – «Гроуж! Выходи!» Как только Ведар прокричал приказ, из леса выскочила чья-то фигура. Это было последнее, что я увидела, пока мы с Амелией отступали настолько быстро, насколько позволяли наши уставшие ноги.

«Мисс Лина?» — обычно жизнерадостный голос Амелии звучал несколько более обеспокоено и серьезно, чем всегда.

Мы пытались перевести дух в густой роще деревьев. Это был уединенный маленький уголок, показавшийся достаточно безопасным для того, чтобы остудить наши пятки. Мы как раз свернули в этот лесок с грунтовой дороги.

Я все еще ужасно себя чувствовала. Как я могла оставить Гаурри одного? Это был единственный выход, твердила я себе не переставая, но это не могло унять колики в моем животе.

«Мисс Лина?» — снова спросила Амелия.

«Ох, извини,» — промямлила я. – «Я пытаюсь выработать для нас наилучший план действий. Дай мне секундочку, о’кей?»

Я снова и снова раздумывала над полученными сведениями, но это ни к чему не привело: чтобы восстановить магические силы, мне нужно было победить Мазенду, но у меня не было ни малейшего шанса без использования этих сил. А если бы Амелия пошла против Мазенды, то ее, вероятно, постигла бы та же участь, что и меня.

Оставался Гаурри. Только у него был шанс выстоять в битве с Мазендой, но сейчас мне бы не хотелось думать о Гаурри. Это только снова меня расстроило.

«Ладно,» — в конце концов произнесла я, пытаясь не потерять хватку. – «Давай пока спрячемся, а затем поищем Гаурри. Встретиться с ним снова – это наша основная задача.»

«Как досадно, что вы будете мертвы задолго до этого,» — произнес мужской голос.

Мы уже слышали этот голос раньше. И теперь говоривший был прямо перед нами.

«Проклятье!» — пробормотала я, скрипнув зубами, когда заметила алую рясу и мантию того же цвета. Его сухопарое лицо и бледные глаза не внушали особого страха, но я не собиралась рисковать, чтобы это проверить. Внешность бывает обманчива.

К слову сказать, это был худосочный тип, которого мы видели этой ночью – тот самый, что произносил восторженную речь перед своим сборищем придурков.

«Хоть я, Балгумон, и не кажусь представительным,» — произнес человек нараспев, — «Но я второе по важности лицо в организации. Пока я руковожу нашим обществом, я не потерплю бесчинства вроде случившегося прошлой ночью, что оставляет мне только один выбор: победить вас и восстановить мое доброе имя, это мой долг, который должен быть выполнен в любом подходящем для этого месте.»

Боже, какой же он пустобрех.

Он утверждал, что является в культе человеком номер два. Несомненным было одно: его организация была не слишком организована, принимая во внимание, насколько просто оказалось повергнуть ее в полный хаос.

«Мне очень жаль,» — мягко ответила я, — «Но мы намерены отклонить вашу просьбу.» Я украдкой сняла с бедра свой короткий меч.

Не стоит ввязываться в драку с Линой Инверс, с ее магическими силами или даже без оных. С одним мечом я могла сразиться с четырьмя или пятью неумехами на любой улице любого города в любой день недели.

Значило ли это, что у меня был шанс выстоять против Тощих Мослов? Вероятно, нет – если только он ни был всего лишь заурядным волшебником, и в этом случае… возможно.

«Амелия!» — прокричала я через плечо. – «Прикрой меня!»

С этими словами я приняла вызов Балгумона, обнажив меч, и услышала, как Амелия читает заклятье за моей спиной.

«Ба!» — огрызнулся Балгумон. – «Ну, тогда держитесь!» Он начал произносить свое собственное заклинание.

К несчастью для него, Амелия оказалась быстрее. Она высвободила чары.

«Получай!» — завопила я, высоко занеся меч. За секунду до намеченного удара я резко нырнула в сторону и зажмурила глаза.

Я почувствовала, как ярчайшее, не длившееся и секунды заклинание лайтинга Амелии заполнило поляну ослепительно блистающим светом. Я была рада, что разгадала замысел принцессы – но еще более обрадовалась, когда услышала, как Балгумон выругался и всплеснул руками, схватившись за лицо.

Это мой шанс! В тот самый миг, когда свет померк, я развернулась и ринулась прямиком к Балгумону. Я с криком нанесла ему удар сплеча, рассчитав свою атаку так точно, как только могла.

Вообразите, как я была обескуражена, когда мой клинок всего лишь рассек воздух.

«Что?!» — закричала я.

Балгумон должен был быть полностью ослеплен световым заклятьем, но он все же увернулся от моей атаки с удивительной легкостью. Я восстановила равновесие и стремительно кинулась за ним в погоню.

Симулировал ли он слепоту с самого начала? Я могла поклясться, что он произносил заклинание, пока я продиралась за ним через подлесок. Он оказался шустрым типом, так что я не собиралась делать ему поблажек. Броситься прямо на противника, не давая ему ни секунды времени для обманного маневра, было наилучшим планом из всего, что я смогла придумать.

«Мисс Лина!» — пронзительно выкрикнула Амелия, и в ее голосе прозвучала нехарактерная для нее паника.

И, только она это сказала, я почувствовала, что над моей головой молнией пронеслось заклятье еще одного противника – и, ну и ну, каким же свирепым он выглядел. Я крякнула от удивления и отпрыгнула в сторону так быстро, как только могла, наблюдая за серебряным светом, который полыхнул, летя вниз, и заставил растрескаться землю там, где я стояла мигом ранее. Попытайся я уклониться долей секунды позже, и мою ни в чем неповинную голову раскололо бы, как перезрелый арбуз.

«Еще один?» — взвизгнула я. Я поднялась на ноги и попыталась убежать подальше от Балгумона.

«Уф!» — раздраженно фыркнул новый противник. – «Она увернулась!»

Это был еще один человек – зверь, вооруженный длинным мечом, только волосатее, чем Ведар. На первый взгляд он казался обычным оборотнем, но я подозревала, что более детальное изучение – которое я не собиралась производить – выявило бы физические способности, доказывающие мою ошибку. Как и Ведар, он, вероятно, был гибридом.

«В этом не было необходимости, Фелтис,» — окрысился на него Балгумон. Появление сообщника помешало ему нараспев декламировать заклятье.

«Ваши глаза уже в порядке?» — спросил Фелтис.

«Да,» — с нетерпением ответил Балгумон. – «Я вижу достаточно хорошо для того, чтобы позаботиться об этих глупцах.»

Пока он говорил, человек – зверь приблизился, поместив свою омерзительную особу на поляне между Балгумоном и мной. Что бы ни было у него на уме, я приготовилась к любой атаке и подняла меч.

«Эй!» — прокричала я. – «Амелия! Бросай свои детские заморочки! Бей беспощадно, ты слышишь?!»

«Поняла!» — выкрикнула в ответ Амелия. С этими словами она начала читать еще одно заклятье.

В моем понимании у нас была только одна попытка, дающая шанс выиграть битву, и на нее должны были уйти все силы Амелии. К несчастью, Балгумон был достаточно умен для того, чтобы не стоять на месте, дожидаясь магического удара. Прежде, чем Амелия закончила колдовство, он бегом кинулся прямо к ней!

«Амелия!» — заверещала я. Человек – зверь загородил мне дорогу, поэтому я не могла задержать Балгумона; Амелии оставалось надеяться только на себя. Видя, что Балгумон бросился на нее в атаку, принцесса быстро приняла боевую стойку.

«Не волнуйтесь, Мисс Лина!» — воскликнула она. – «Не важно, один ли злодей, или их двое; в конце концов они все познают силу спра – оох!»

Балгумон пнул коленом Амелию в солнечное сплетение. Она тут же согнулась с перекошенным от боли лицом, а потом свалилась наземь, как мешок с кирпичами.

«Не двигаться!» — приказал Балгумон, обхватив Амелию сзади.

Я начала потеть. Спокойно, Уникальная, сказала я себе. Просто немножко подумай. Думай!

Мне было интересно, удастся ли нам выкрутиться из внезапно сделавшейся деликатной ситуации. Но я решила попытаться.

«Ну, ладно,» — огрызнулась я. – «Что я выиграю, если буду сотрудничать с вами? И меня, и мою компаньонку в конце концов все равно убьют. Если уж на то пошло, то я должна попытаться вырваться на свободу сейчас, с мечом в руке, не дожидаясь, пока меня посадят за решетку!»

Балгумон самодовольно ухмыльнулся при моих словах. «Погоди секунду,» — осторожно протянул он. – «Может быть, я смогу предложить тебе лучший выбор. Позволь мне сначала спросить, не ты ли та волшебница, чью магию запечатала Мазенда?»

Другого выхода не было. «Да, это я,» — призналась я, опустив свой меч. Не было смысла скрывать этот достаточно бросающийся в глаза факт. Любой, кто знаком с магией так же близко, как Балгумон, вероятно, с легкостью сможет это вычислить.

«Тогда другой вопрос,» — продолжил Балгумон. – «Эта девушка ранее назвала тебя «Лина». Не ты ли та самая Лина Инверс?»

«Да,» — простонала я. – «Возможно, я та самая Лина Инверс.» Может, сейчас не лучшее время для того, чтобы упоминать об этом, но я сделалась чем-то вроде волшебницы – знаменитости. Слава о моем имени и деяниях – столь же громкая, как и они сами – распространилась повсеместно. Простите мне недостаток скромности, но я заработала себе солидную репутацию своими дикими и сумасшедшими приключениями как магического, так и не магического толка.

«Хмм,» — мурлыкнул Балгумон. – «В таком случае, я сохраню тебе жизнь, и попрошу Мазенду убрать печать.»

Я моргнула. Что ты сказал?!

«Но взамен…» — продолжил он.

Ох, ну вот, пожалуйста. Когда плохие парни делают одолжение, в этом всегда есть подвох.

«… ты станешь одной из нас.»

Какого черта, да ни за что! Я знала, что скорее умру, чем присоединюсь к культу, поклоняющемуся Рубиноокому; не только потому, что он представляет собой армию Зла, но и поскольку каждый его адепт, с которым мне приходилось познакомиться, был нестерпимо докучлив. Но мне также не особо хотелось, чтобы они убили Амелию или меня – ведь это значило, что мы обе умрем жалкой, банальной смертью от руки жалких, банальных врагов. А я думаю, что заслуживаю более почетной смерти, вам так не кажется?

Они загнали меня в угол. Я со вздохом приготовилась признать поражение, но прежде, чем я смогла согласиться на их условия, с деревьев донесся голос.

«Ах! Мистер Фелтис! Я в конце концов Вас нашел!» Голос был беззаботный и даже довольно приятный. Это был самый дружелюбный голос из всех, что мне приходилось слышать.

«Т-ты!» – яростно взревел Фелтис. – «Ты, паскудный священник! Как ты посмел после всего явиться сюда

Очевидно, Фелтис не пылал к собеседнику любовью; он и паскудный священник, как бы его не звали, явно были на ножах. Тем лучше для меня! Я повернулась, чтобы посмотреть на парня, который, как я думала, заочно будет являться моим союзником.

Закладка Постоянная ссылка.

Гаури

Это описание Гаури. Он не хочет тут ничего писать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.